Category: лытдыбр

Category was added automatically. Read all entries about "лытдыбр".

promo oleg_tsarev september 30, 2014 18:15 537
Buy for 100 tokens
Дорогие друзья! Я, Председатель Парламента Союза Народных Республик Новороссия Олег Царев, рад приветствовать Вас в своем блоге! Здесь я хочу поделиться своими взглядами, своей историей жизни. ДОБАВИТЬ В ДРУЗЬЯ

КРЫМ ПОД САНКЦИЯМИ, ВОЙНА В ДОНБАССЕ И ЮЖНОРУССКИЕ ЛЮДИ

На минувшей неделе Крым отметил семь лет присоединения к России. Это произошло 18 марта. Но интервью с Олегом Царёвым, в прошлом народным депутатом Украины, ныне проживающем в Крыму, мы провели чуть позже. Намеренно — чтобы в информационном пространстве схлынул пафос, стихли пламенные речи, и установилась тишина, на фоне которой можно искренне поговорить о победах и о бедах. Как сегодня живёт полуостров? С какими проблемами сталкивается? Чем доволен, а чем — не очень? На что надеется?

Разумеется, мы не могли обойти вниманием «Крымскую платформу», события в Украине, обострение в Донбассе, и всё более усложняющуюся мировую политическую повестку.

Наше большое интервью – вашему вниманию.

— 18 марта исполнилось семь лет с того момента как Крым вошёл в состав России. Что улучшилось в жизни крымчан и в целом в Крыму за это время, и что стало хуже?

— Построен мост, строятся дороги, введено льготное налогообложение для предприятий, находящихся в Крыму – реально, очень льготное, очень выгодно вести бизнес для тех, кто зарегистрирован в свободной экономической зоне, а зарегистрироваться легко. В Крым стало приезжать больше россиян, чем это было при Украине. В этом смысле всё намного лучше.

Что хуже? Очень многие россияне хотят обзавестись недвижимостью в Крыму, поэтому сильно выросла стоимость жилья, строительные компании застраивают каждый клочок земли в Крыму. Зачастую это вызывает негатив у крымчан, потому что при Украине не были оформлены парки, зелёные зоны, и сейчас, совершенно законно, эти площади ускоренными темпами застраиваются. Выросли цены на продовольствие, потому что, несмотря на мост, цены подтягиваются к московским. Когда была открыта граница с Крымом, поступало недорогое продовольствие из Украины, сейчас этого нет, и всё достаточно дорого. Перебои с водой пока сохраняются. К счастью, проблемы с электроэнергией устранены, сейчас даже проще получить техусловие на дополнительные электрические мощности, чем это было при Украине.

— Вы сказали о льготном налогообложении для бизнеса. Какие сейчас ставки в Крыму?

— Льготная ставка по налогу на прибыль. Нет налога на имущество для предприятий, зарегистрированных в СЭЗ, налог на зарплату 13% подоходный и 7% – это все перечисления во все фонды. Не 20% с лишним, как на материке, а 7%. Поэтому компаниям, зарегистрированным в Крыму, не надо уходить от налогообложения. Бизнес вести гораздо проще, не надо придумывать никакие схемы. Вы ведёте бизнес совершенно легально, и платите небольшие налоги. Не считая налогов на зарплату, которые тоже умеренны, в среднем бизнес платит от 1 до 2% с оборота.

— Вы упомянули о проблемах с водой. С прошлого года проблема водоснабжения Крыма встала особенно остро. Как обстоят дела сегодня и как власти намерены решать эту проблему?

— Проблема сохраняется, подача воды сейчас идёт по часам. Объекты размещения (санатории, дома отдыха – ред.) ставят себе дополнительные ёмкости для того, чтобы набирать воду и увеличить периоды, когда объект находится с водой. В среднем каждый объект размещения потребляет от 30 до 60 кубов в сутки, стоимость ёмкости воды где-то порядка 50-70 тысяч рублей. Нужно покупать эти ёмкости и запитывать систему. Так делают многие.

Что касается решения этой проблемы, то для каждого района оно своё. В Ялте собираются ставить опреснительную установку, хотя это достаточно дорого, проект около трёх миллиардов рублей стоит. В Ялте две большие речки, которые полным потоком стекают в море. Наверное, было бы проще уловить эту воду, отправить её в водохранилище – это было бы гораздо дешевле. Более того, строительство опреснительных установок – процесс не быстрый, он может занять до трёх лет. В других районах Крыма как раз таки ставятся дополнительные водозаборы - это реки с пресной водой, которые впадают в море, чтобы забирать из них воду и отправлять в водохранилища, бурятся скважины.

Владимир Владимирович сказал, что рассматривается вопрос бурения скважин под Азовским морем, где залегают пласты с пресной водой. Но я так понимаю, что для того, чтобы утверждать это точно, нужно пробурить хотя бы одну скважину.

— Как эти действия повлияют на экосистему Крыма?

— Для того, чтобы не нарушить экосистему Крыма, проблему нужно решать так, как решают её во всём мире. Я был директором Днепропетровской бумажной фабрики, и мы очень плотно работали с очистными сооружениями. Гораздо проще и дешевле очищать пресную воду, чем делать то же самое с солёной. Проще, дешевле и экологичнее. В случае с грязной водой мы очищаем её от бактерий, а в случае с солёной – убираем ионы металлов, солей, а они гораздо меньше, и мембраны нужны совсем другого типа. Насколько я знаю, Италия, Франция, Австрия, Германия, Япония, несмотря на большое количество пресных источников, активно используют очистные сооружения. Вот представьте себе населенный пункт в Италии, в Альпах. Рядом протекают чистейшие горные реки, грязную воду из населённого пункта сбрасывать в них просто нельзя. Поэтому ставятся очистные сооружения, и воду после очистки отправляют для нужд сельского хозяйства.

В Крыму почти каждый город сбрасывает целую реку загрязнённой воды в море, иногда эта вода не очень хорошо очищена, из-за чего в августе регулярно случается эпидемия ротавируса. Если эту воду очистить и направить на поливные сады, на теплицы, сельское хозяйство, то она, в конечном счёте, попадёт под землю в грунтовые воды, в результате чего поднимется уровень пресной воды. Вода после очистки получается чистая, просто по этическим нормам использовать её для питья нецелесообразно. А вот для сельского хозяйства, для полива – в самый раз. Это хороший и недорогой способ. К сожалению, пока по этому пути в Крыму не идут.

— Почему?

— У меня нет ответа на этот вопрос.

— Вы уже затронули тему тотальной застройки Крыма многоэтажками. Под строительство вырубаются даже парки. О скандальной стройке в парке Фороса говорят и пишут даже те, кто далёк от темы Крыма. Что там происходит сейчас и почему, на ваш взгляд, власти одобряют такое скандальное строительство, понимая, что это вызовет крайне негативную реакцию общества?

— В Форосе довольно сложная ситуация сейчас, которая имеет свою предысторию. Этот парк имел статус парка при Украине. Потом в какой-то момент времени Игорь Коломойский, используя свои возможности и деньги, поменял этот статус, прирезав земли парка к своему объекту – пансионату «Форос». В дальнейшем, при переходе Крыма в российскую юрисдикцию, этот объект был национализирован. Коломойский попытался купить назад свой объект – я просто знаю внутреннюю кухню этого дела. Он направил сюда людей, которые попытались получить эту землю под инвестпроект, то есть, он намеревался купить этот объект на подставных лиц. Когда об этом стало известно, эта сделка была зарублена, и для того, чтобы этот объект не попал в частные руки, его отдали Татарстану. Это стало гарантией того, что Коломойский через подставных лиц не получит эти земли обратно. Республика Татарстан, совершенно законно получив землю, сделала проект и начала строить этот объект. Насколько я знаю, часть деревьев там была спилена без необходимых согласований, возможно, были допущены ещё какие-то ошибки. Сейчас возбуждено уголовное дело.

— Объект в парке будет достроен, вы как думаете?

— Я думаю, что вообще нужно ввести мораторий на строительство в Крыму. Здесь уже нет свободной земли, вся земля в Крыму принадлежит частным лицам. И если все они начнут строить, страшно представить, во что превратится полуостров.

Знаете, раньше Ялта была покрыта парками и дворцами. Сейчас она застроена гаражами, мини-отелями, сараями, всё обнесено заборами, не проехать – не пройти. Зелёная зона сокращается стремительно. Если все объекты, на которые выданы разрешения, будут застроены, это превратится в человейник. Ялта, да и Крым в целом, потеряет всю свою притягательность и смысл. Поэтому, на мой взгляд, должен быть введён мораторий на строительство, необходимо разобраться с документами, а потом, возможно, придётся выкупать назад эту землю у частных собственников. Ну, не забирать же её бесплатно? И это будет дешевле и правильнее, чем просто уничтожить Ялту этими застройками. Ещё Чехов говорил, что Ялта лучше, чем Ницца. Но эта была та, старинная Ялта, а не сегодняшняя, покрытая многоэтажками, в том числе, панельными, и зданиями, не представляющими никакой архитектурной ценности. Каждое строительство в Большой Ялте – это должен быть какой-то очень красивый объект. Надо выкупать землю, сносить эти все сараи, развивать парки. Ялта – это не собственность одних только ялтинцев, это собственность, жемчужина всей России.

В новой конституции прописали новый вид территорий – территории федерального подчинения. Деятельность на них регулируется законом. Я считаю, что Большая Ялта должна стать федеральной территорией, подчинённой напрямую Москве, все вопросы строительства здесь должны решаться исключительно на федеральном уровне.

— Указ президента о запрете иностранным гражданам владеть землей на большей части Крыма вступил в силу 20 марта. Почему этот документ вышел именно сейчас, и, возможно, это как-то связано с тем вопросом, что мы обсуждаем?

— Думаю, что это связано. Думаю, что вопросы границы и территорий - второстепенные вопросы, хотя их и вынесли во главу угла. Самое главное, что в Большой Ялте и Севастополе не осталось свободных земельных участков. Здесь нельзя больше строить какие-то знаковые культурные объекты, просто негде, потому что вся земля частная. Но как способ решения этой проблемы, мне он видится весьма спорным. Царь под Ливадийский дворец, под семейное имение у татар выкупал земли. Выкупал! А мог бы и забрать… И все другие также выкупали.

— То есть, эту землю просто отберут у иностранных владельцев?

— Дело в том, что из-за того, что огромное количество объектов недвижимости и участков нужно было перерегистрировать в достаточно короткий срок, очень небольшое количество пользователей сумело это сделать в российском законодательстве. Здесь возбуждается очень много уголовных дел сейчас, в связи с тем, что люди, для того, чтобы ускорить это дело, давали взятки. Если вы помните, такая ситуация в 90-х годах была в Украине в БТИ – чтобы перерегистрировать квартиру, нужно было ещё что-то сверху заплатить. Так вот, у всех тех, кто не успел перерегистрировать землю в российском законодательстве, земля просто бесплатно перейдёт в собственность Республики Крым. А для тех, кто успел зарегистрироваться, у тех эта земля будет выкупаться. Но таких, повторюсь, очень мало. Я имею в виду граждан Украины.

— Они этой земли просто лишатся?

— Да, они её просто лишатся. И в Крыму возникнет новый рынок земли.

— Кто будет распоряжаться этой землёй?

— Власти Крыма.

— Ваша статья об уродующих Крым застройках стала довольно резонансной. Была ли какая-то реакция на неё со стороны власти?

— Я написал её, как обычный гражданин, проживающий в Крыму. Изложил свою точку зрения. Ну да, как бывший депутат, разбирающийся в законодательстве. У меня болит душа за Крым, за то, что здесь происходит. Знаю, что статья стала резонансной в обществе, много откликов, обсуждений, перепостов. Какой-то особой реакции со стороны власти пока не было. Возможно, кто-то прислушается.

— Почему власти полуострова стимулируют хищническую застройку, вместо того, чтобы развивать международный и внутрироссийский туризм, делая из Крыма курорт мирового уровня?

— Смотрите, всё дело в том, что строго формально власти Крыма никаких законов не нарушают. Да, практически везде можно найти какие-то нарушения, но в целом законов никто не нарушает. Есть генплан, в соответствие с ним значительные территории Ялты будут застраиваться. Другое дело, что люди не хотят, чтобы Ялта застраивалась вот таким вот образом, как это делается сейчас.

Почему власти Крыма это поощряют? Наверное, потому, что в Крыму нет других видов деятельности. Есть только санаторная деятельность - не слишком прибыльная, и очень прибыльный бизнес – строительство. И всё. Огромное количество москвичей, сибиряков, жителей других городов, особенно северных, хотят иметь жильё в Крыму. И самый быстрый способ – возвести здесь большое количество многоэтажек, вплоть до панелек. Российское законодательство даёт возможность строительным компаниям за заёмные средства за очень небольшой процент взять кредит, быстро построить, и очень дорого продать, потому что есть большой спрос. Это очень выгодный бизнес. Ну а мы, как известно, живём при капитализме. И если на чём-то можно заработать много, или даже очень много денег, то бизнес всегда будет использовать эту возможность. И я повторюсь, что при всём при этом власти Крыма формально не нарушают никаких законов. А я как раз таки выступаю за то, чтобы законом запретить эту деятельность.

— Посещают ли Крым иностранные туристы? Из Европы, Америки, Китая, других стран?

— Посещают, но в очень небольшом количестве. Но, если вы помните, и при Украине здесь их было не так много. Почему? Потому что здесь не было тогда, нет и сейчас ни одного сетевого отеля, типа Marriott и других. При Украине был такой подход – разрезать на небольшие кусочки землю, и быстро продать. Для того, чтобы сюда пришёл какой-то крупный сетевой отель, ему нужно было выделить на побережье сразу 20-40 гектар, чтобы он смог разместить там всю свою инфраструктуру. А сейчас они не приходят сюда из-за санкций. Каким бы ни был хорошим объект «Мрия», но за рубежом его никто не знает. Иностранные туристы, как правило, приезжают в незнакомую страну в какой-то известный им крупный сетевой отель. Здесь таких нет. Поэтому нет и туристов.

— Как крымский бизнес выживает в условиях непризнанности международным сообществом в качестве части России? Как заключаются контракты? Как люди выезжают за рубеж? Многие ли сохранили украинские загранпаспорта?

— Да, очень многие крымчане сохранили украинские паспорта. Для того, чтобы получить российский паспорт в Крыму, по законодательству РФ, надо было отказаться от украинского. Люди писали уведомления в украинское посольство о выходе из гражданства, но посольство все эти бумаги выбрасывало. Оно категорически не хотело принимать отказы от крымчан. Таким образом, практически у всех людей, за редким исключением, остались украинские паспорта.

Прошло время. Выяснилось, что с российским зарубежным паспортом, полученным в Крыму, за рубеж не выпускают. Поэтому крымчане массово потянулись на Украину получать биометрические паспорта. Было много случаев, когда даже крымские чиновники выезжали на Украину, и попадали там под уголовные дела. Те, кто похитрее, и у кого больше возможностей было, делали себе прописку - хоть постоянную, хоть временную - на материке, в любом регионе России, кроме Крыма, и получали загранпаспорта там. Это, как правило, чиновники, депутаты всех уровней, судьи и так далее, то есть, те люди, которые обладают достаточным материальным ресурсом, чтобы ездить за границу. Они так решали этот вопрос. Но, опять-таки, они и входят в основную группу риска за границей, потому что там их могут арестовать по запросу Украины и депортировать на Украину. Рабочему человеку вряд ли нужен загранпаспорт, поэтому перед ним такая проблема в принципе не стоит.

Что касается бизнеса, заключения контрактов, то зарубежных контрактов не так много. Каждый год в Крыму проходит выставка, Минэкономразвития ею занимается, куда приезжают зарубежные инвесторы. Посмотрели статистику исполненных договоров, договора, к слову, подписываются под камеры, это показывает телевидение, об этом пишут СМИ. Реальное исполнение договоров с зарубежными компаниями – около 1%. Иностранцы в Крым из-за санкций не приходят.

— Крым на сегодня дотационный регион?

— Да, Крым дотационный. Но Крым – это жемчужина. Сюда в огромном количестве приезжают отдыхать россияне, а сейчас, в связи с ковидом, путёвки улетают, как горячие пирожки. В прошлом году в разрешённый период был огромный спрос на отдых в Крыму, сейчас тоже. Объекты размещения получают достаточно серьёзные деньги.

— Как Крым справился с ковидом? Какая ситуация на сегодняшний день?

— Многие переболели. И я, и мои друзья, мы все переболели где-то после Нового года. Последний месяц я даже не слышал, чтобы кто-то где-то болел. Сейчас идёт вакцинация, пока она не массовая, пока не в достаточном количестве.

Больницы одно время, действительно, были забиты. Истерия в обществе была настолько сильной, что люди при малейших признаках пытались сразу лечь в больницу. Это создавало проблемы и с вызовом скорой помощи, и с размещением больных. Сейчас ситуация стабилизировалась.

— Говоря о проблемах в Крыму, в том числе, и о коррупции принято утверждать, что всё это – наследие Украины. Однако случай с губернатором Пензенской области, и ряд других подобных случаев, не позволяет говорить о том, что в России коррупция побеждена. Вы имеете возможность сравнивать, где дела с коррупцией обстоят хуже – в Украине или в России? И где с ней борются лучше?

— На Украине коррупционер очень редко попадал в тюрьму. Если коррупционер каким-то образом попадал в зону внимания правоохранительных органов, то это, как правило, кончалось потерей денег для него. Денег – но не свободы. Количество дел, доведенных до суда, тем более, до тюрьмы, как при Януковиче, так и сейчас, минимально. В Крыму при Российской Федерации правоохранительная система работает очень активно, посадок много, и, мне кажется, цифры взрослого населения, побывавшего в тюрьме в России очень высоки. На Украине для нас было из ряда вон выходящим, если какой-то чиновник попал в тюрьму, а уж если попал, то сложно предположить, чтобы он, выйдя из заключения, вновь со временем стал чиновником. В России это нормальное явление – можно отсидеть, выйти, положенный срок не занимать никаких должностей, и потом снова занять.

Опять-таки, очень большая разница в бюрократической работе. И чиновники очень часто просто ошибаются. Объясню, что имею в виду. Российское законодательство ближе к советскому, а украинское, по которому они работали раньше, всё-таки ближе к европейскому. На Украине мы, принимая законы, двигались в сторону Европейского Союза, и некоторые вещи – уголовный, уголовно-процессуальный кодекс, административный мы подстраивали под европейские стандарты. Опять-таки, мы ограничили полномочия прокуратуры, статус судьи в уголовном процессе намного вырос. За это нужно отдать должное Андрею Портнову, он очень много сделал для этого. В Украине была комиссия по защите предпринимательства, и мы боролись с каждым разрешением, все законопроекты мы анализировали на предмет коррупционной составляющей и на увеличение препон для бизнеса. Год от года количество разрешений у нас уменьшалось. В России же количество разных разрешительных документов – согласований, разрешений и так далее – на порядок больше, чем в Украине, и продолжает увеличивается. Здесь чиновник, даже на самой маленькой должности, должен соблюсти столько формальностей, что найти изъяны в его работе очень легко. При таком огромном количестве документов всегда можно найти что-то, что оформлено не так. Это не очень хорошо. Чиновники даже местного уровня говорят мне о том, что при переходе в российское законодательство количество документов выросло в десятки раз. А люди, которые их оформляют, остались те же. Количество документов, которые через них проходят, просто громадно. Поэтому не обязательно, что эти люди коррупционеры, они могут просто ошибаться.

Я когда разговариваю с друзьями из Украины, с депутатами, бизнесменами, и рассказываю, что в России деньги выделены, но их не смогли освоить, они долго смеются, а потом спрашивают – а как это вообще возможно? У нас за 10 дней до Нового года выделялись деньги, что-то строилось мгновенно, тут же подписывались акты, и уже вдогонку потом всё доделывалось. Здесь такого и близко нет. Чтобы что-то сделать, нужно оформить такое количество бумаг, что иногда проще взять и построить что-то на свои деньги, чем заниматься этим всем с соблюдением всех формальностей. И это сложно – и людям, и чиновникам. Я крымским чиновникам совсем не завидую.

— В сентябре состоятся выборы в Госдуму. Планируете выдвигаться?

— Нет, не планирую.

— Почему?

— Я свой долг перед Родиной и обществом уже отдал, пускай попробует кто-то другой.

— За какую партию намерены отдать свой голос?

— Я не хожу на выборы.

— Вы себя ощущаете ещё украинским политиком или уже российским?

— У меня есть друг, журналист Александр Чаленко. Он придумал очень хорошее определение для таких, как я – южнорусские люди. Я был, вы знаете об этом, некоторое время очень связан с Донецком, и много времени проводил в Ростове. Так вот, наш суржик, на котором говорила восточная Украина, ничем не отличается от того суржика, на котором говорит Ростов. Я считаю себя русским, хоть сердце моё осталось в Украине.

— Украина планирует созыв так называемой «Крымской платформы», где представители разных стран намерены обсуждать план возвращения Крыма Украине. Вы как оцениваете всё это? Есть ли у Украины шансы? Какова роль Турции в этом проекте, при том, что Турция неоднократно заявляла о том, что не признаёт Крым российским?

— «Крымская платформа» - это очень серьёзная вещь. При заключении Минских соглашений Россия сумела сделать так, что она не является стороной конфликта. И это соглашение одобрено Совбезом ООН. Поэтому любые заявления на этот счёт представителей Украины или международного сообщества разбиваются в пух и прах об эти соглашения. А вот «Крымская платформа» задумана как раз для того, чтобы сделать Россию обвиняемой. И эта платформа будет набирать обороты. Независимо от того, чем закончится ситуация в Донбассе. «Крымской платформе» будут придавать больший статус, будут втягивать туда всё большее количество стран для того, чтобы обвинять Россию. Российской Федерации точно стоит отнестись к этому процессу очень серьёзно.

По поводу шансов Украины. Очень большие надежды Запад и Украина возлагают на смену лидера РФ. Почему сейчас очень активно наносят удары информационного характера, прежде всего, по Владимиру Путину? Они уверены, что следующий лидер будет гораздо более сговорчивым по этим вопросам.

Что касается Турции, там всё немного сложнее. Всё более активно Украиной занимается Великобритания. Великобритания курирует Турцию и сотрудничает с Турцией по целому ряду вопросов, участвует зримо и незримо во всех вооружённых конфликтах, где присутствует Турция. Великобритания затаскивает Турцию в Украину и в «Крымскую платформу». Некоторое время назад Зеленский побывал в Великобритании, встречался с Ми-6, было подписано соответствующее соглашение о сотрудничестве, причём ещё тогда, когда Великобритания была в составе ЕС. В ЕС тогда случился скандал, потому что страна, входящая в него, подписала отдельное от ЕС внешнеполитическое соглашение. Зеленский этим самым очень сильно уронил себя в глазах европейских чиновников. После подписания этого соглашения, Великобритания открыла офис в Киеве, Ми-6 очень серьёзно сейчас работает в Киеве, и будет проводить свою политику там, конечно же. А политика Великобритании очень проста – сталкивать Россию со всеми соседями, в том числе, с Турцией.

— Великобритания связана с США или это её собственный проект?

— Они согласовывают свои действия. По основным направлениям они действуют вместе. В частности, решение о деолигархизации Украины – это совместное решение Великобритании и США. Но если с США у Турции после попытки переворота отношения испортились, то Великобритания осталась там на очень хороших позициях, и Штаты получают то, что им надо от Турции, руками Великобритании.

— На ваш взгляд, повлияет ли на отношения России и США выходка Джо Байдена, оскорбившего президента РФ?

— Я повторю то, что уже говорил: Запад сейчас будет бить конкретно лично по Владимиру Путину, потому что там уверены, если он уйдёт, то вести дела с Россией будет гораздо проще. И, конечно, эта выходка не улучшит отношений между Западом и Россией.

— Украинская власть поддержала оскорбление Байдена в адрес Путина, при этом сам Байден не спешит звонить Зеленскому, невзирая на лоббизм Курта Волкера и других серьёзных фигур. Почему, на ваш взгляд?

— Байден не звонит Зеленскому, потому что ожидает, что Зеленский сделает ряд шагов, так сказать, заслужит того, чтобы Байден ему позвонил. Во всяком случае, Зеленскому формируют именно такую точку зрения. Его уверяют, что Байден позвонит после того, как политическое поле Украины будет зачищено от партий и людей, выступающих за сотрудничество с Россией, после того, как будет запущен процесс деолигархизации, уголовный процесс по Медведчуку, Коломойскому, когда будет предъявлено обвинение Андрею Деркачу. И, как видим, он работает, прикладывает все усилия для того, чтобы заслужить этот звонок.

— То есть, закрытие телеканалов Медведчука, санкции против него – это всё только ради того, чтобы заслужить «звонок друга»?

— Да, причём обратите внимание, я не говорю о том, что этого требует Байден. Я говорю о том, что Зеленского убедили в том, что это нужно сделать, чтобы получить его расположение и звонок. Нет никаких гарантий, что это именно желание Байдена или Госдепа, но окружение Зеленского убедило его в том, что это так. И он начал действовать. Зеленский хочет стать вторым Порошенко - он отказался от центристской позиции, став президентом войны, а не мира. И в этом статусе ему без поддержки США и Запада в целом пребывать очень некомфортно. После того, как он отказался от поддержки большинства населения Украины, ему нужна поддержка Запада. Вот у Порошенко она была – он получал эту поддержку, а у Зеленского её нет. И Зеленского убедили в том, что эта поддержка и это сотрудничество начнётся сразу после звонка Байдена. После этого Зеленский уже по-настоящему сможет стать вторым Порошенко.

— Война в Донбассе является условием для звонка Байдена?

— Насколько я знаю, нет. Но Зеленский направляет в Донбасс войска превентивно, чтобы в случае поступления такой команды, быстро её выполнить.

— Москва вступится за Донбасс, если начнётся большая война?

— Для Москвы эта война крайне невыгодна сейчас. «Северный поток-2» находится на заключительной стадии. И я думаю, что все заявления российского руководства призваны остудить пыл Зеленского, чтобы он не начал войну. Строительство должно быть завершено как можно скорее, чтобы оно перестало быть средством давления на Россию. Но, на мой взгляд, если начнётся большая война в Донбассе, то, несмотря на то, что строительство окажется под угрозой, «Северный поток -2» не дадут достроить, будут введены новые санкции, но Россия всё равно вмешается. Это моё предположение.

— Если начать строить гипотетические сценарии дальше, вмешается для чего: чтобы защитить нынешние территории ЛДНР? Выйти к границам областей? Взять часть Украины?

— Тут сложно что-то предполагать даже на уровне фантазии. Я был депутатом четырёх созывов Верховной Рады Украины. Так вот, мы всегда заранее знали, когда и какое назначение состоится, кто какой проект получит, кто к кому и зачем зашёл, кто с кем и о чём договорился. Для нас всё было понятно. Все знали, что происходит, и чего ждать от завтрашнего дня. В России всё совершенно не так. Решения принимает исключительно один человек, и каким именно будет это решение - никто не может предположить. Фантазировать можно бесконечно долго, сказать точно, что произойдёт – нет.

— Вернёмся к санкциям против Медведчука. ОПЗЖ не устроила акций протеста ни против закрытия телеканалов, ни в поддержку Медведчука и его супруги. Можно ли говорить о том, что партия, по сути, слилась?

— Когда ввели санкции и забрали активы у Тараса Козака и Виктора Медведчука, я сразу сказал о том, что отмотать это дело обратно не получится. Отстоять свою точку зрения протестами, или процедурными решениями в судах не получится. Потому что Зеленский будет идти по беспределу, опираясь на поддержку Запада в этом вопросе. Когда тебя грабят, можно стыдить грабителя, рассказывая ему о том, что он нарушает действующее законодательство, но из этого не выйдет ничего толкового, грабитель не остановится. Так и здесь. Поэтому никакие акции протеста ни к чему бы не привели.

Что касается самой ОПЗЖ, то это вообще чудо, что они сохранились на Украине. Многие мои друзья, которые из-за своей непримиримой позиции выехали из Украины, считали, что там остались только те, кто стал сотрудничать с новой властью. Они их за это осуждали, но по-другому им было просто не сохраниться в новых условиях. Другое дело, что они в любом случае не сохранятся. Я думаю, что бизнес Медведчука будет полностью разрушен. Телеканалы уже забрали. Я точно знаю, что в Офисе президента лежит готовая юридическая схема по закрытию ОПЗЖ, и бесполезно говорить, она чистая, с точки зрения закона, или нет. Кстати, то же самое в отношении партии Шария, уже видно, что она в процессе закрытия. Перед Офисом президента стоит задача создания симулякров, которые будут якобы пророссийскими, будут собирать протестные голоса, но работать будут под контролем Офиса президента. Кум Владимира Путина, стоящий во главе политической партии на Украине, не устраивает ни Запад, ни Зеленского.

— Из кого будут созданы симулякры, имитирующие пророссийскость?

— Из остатков Партии Регионов, которые ещё менее принципиальны, чем те товарищи, против которых сейчас вводятся санкции.

— Реален ли, на ваш взгляд, второй срок Зеленского, о котором уже говорят в его партии? Если нет, то кто может занять место президента?

— Все хорошо помнят, что во время избирательной кампании Зеленский говорил, что на второй срок не пойдёт. Но сейчас мы видим, что Зеленский определённо засобирался на второй срок. И выход на второй срок он связывает с поддержкой Запада, понимая, что с этой поддержкой у него есть шансы. Зеленский хочет показать Западу, что он совершенно управляемый, и будет делать всё, что ему скажут. Но я думаю, что Запад всё же будет делать ставку на кого-то из «соросят», и поставит на это место не просто лояльного человека, а уже своего, скажем так, «сотрудника». И фамилия в данном случае не важна.

— И всё же, какие это могут быть фамилии?

— Неплохие шансы сейчас у Разумкова.

— Украина проголосует за Разумкова?

— Украина проголосует за того, на кого укажет Запад. Вспомните, как Юлия Тимошенко признала победу Порошенко в первом туре, хотя у неё были все возможности, чтобы протестовать, у неё был фактаж, который говорил о том, что выборы сфальсифицированы. Но с ней провели беседу, и на несколько лет она пропала из политического поля Украины с критикой Порошенко. Также и с Разумковым, или любым другим ставленником Запада - у него просто не окажется конкурентов. Разумкова долгое время ведут, он не входит ни в один скандал, он равноудалён от всех, не попадает ни под одну раздачу, и у него очень низкий антирейтинг - для украинских политиков это сейчас важно, то есть, он не раздражает людей. Но, повторюсь, фамилия в данном случае не слишком важна. В любом случае, это будет человек Запада.

— В последние годы идёт агрессивное наступление на славянский мир. Украина уже оторвана от России, Белоруссия пока устояла, но что будет дальше - неясно, ведь протестный электорат никуда не делся в этой стране. Саму Россию прошлое лето сотрясали протесты в Хабаровске, зимой прошло несколько акций в поддержку Навального, сейчас планируется новая акция на полмиллиона человек. Регулярно вводятся новые санкции, Песков уже заговорил о возможности отключения от SWIFT. Очевидно, что Запад не остановится, и агрессия по всем направлениям будет нарастать. Что делать России, как противостоять этой агрессии? Как сохранить влияние на Белоруссию, как вернуть Украину без войны? Какой образ будущего Россия может предложить, как минимум, для сохранения славянского мира?

— Россия вновь сможет стать «старшим братом» для республик бывшего Советского Союза, если уровень жизни в РФ будет значительно выше, чем у всех остальных. Для того, чтобы быть «старшим братом», нужно стать «старшим братом» на самом деле, в реальности. Потому что все и всегда тянутся к сильным: к тем, у кого сильная армия, у кого высокий уровень жизни. Я уже неоднократно говорил, что для того, чтобы вернуть Украину без единого выстрела, достаточно создать витрину Русского мира в Донбассе. Для того, чтобы вернуть влияние России на постсоветском пространстве и вообще в мире, нужно сделать из России витрину лучшей жизни. В России есть газ, нефть, алмазы, золото, умные трудолюбивые люди, есть всё для того, чтобы развиваться. И если, или когда, Россия станет богатой и сильной, все придут и сами попросятся.


http://antifashist.online/item/krym-pod-sankciyami-vojna-v-donbasse-i-yuzhnorusskie-lyudi-bolshoe-intervyu-olega-caryova.html?utm_source=telegram.me&utm_medium=social&utm_campaign=krym-pod-sanktsiyami--voyna-v-donbasse-i-yu

ОЛЕГ ЦАРЁВ: УКРАИНСКИМ ОЛИГАРХАМ КОНЕЦ. ДАЖЕ ПОРОШЕНКО. И ДАЖЕ КУЧМЕ

Украинских олигархов не спасёт ничего. Первыми жертвами будут Медведчук и Коломойский. За ними Фирташ и Порошенко. Покидает Украину Пинчук, и Кучма с ним. Ахметов рассчитывает стать «любимым олигархом», но у него тоже не получится.

Украиной будут править транснациональные корпорации. Население будет вымирать от непомерных тарифов и отсутствия работы. Под прямой контроль Запада перейдут все ветви власти Украины.

О том, в чём суть операции западных спецслужб по «вагнеровцам» и для чего задумана «Крымская платформа», обозревателю «ПолитНавигатора» Валентину Филиппову рассказал Олег Царёв.

Валентин Филиппов: Наша виртуальная студия находится в гостях у Олега Царева, которого представлять я не считаю нужным, потому что его все и так знают.

Здравствуйте, Олег.

Олег Царев: Здравствуйте

Валентин Филиппов: Олег, скажите, а украинских олигархов от раскулачивания могла бы спасти молниеносная война?

Олег Царев: Украинских олигархов сейчас не спасет ничего, решение принято. Вот точно так же, как много лет тому назад, задолго до того как начали раскулачивать Коломойского, я общался с сотрудниками МВФ в Москве. Мы обсуждали Украину, и они мне говорили, что «у нас тут не хватит никаких денег, чтобы финансировать Украину. Всё что мы финансируем, ворует Коломойский. Ворует, выводя через Приват-банк. Мы подали расчеты в головной офис. Мы подсчитали, что проще один раз выплатить деньги за национализацию Приват-банка».

Вы помните, что Приват банк был номер один по количеству депозитов. Надо было сразу же влить деньги в банк, для того, чтобы не обрушилась банковская система. И от моего разговора до национализации Приват-банка прошел целый год. И от этой докладной записки, до принятия решения в МВФ могли быть какие-то задержки. Но, тем не менее, решение было принято и оно было выполнено.

Точно так же сейчас принято решение, что «невозможно спасти Украину». Здесь какая ситуация? Украина – оккупированная страна, это колония. Но если раньше заходили войска, ехали немцы на мотоциклах, занимали города и поселки, ставили везде своего офицера, который запускал предприятия. Вы знаете, что предприятия на оккупированных территориях работали, люди ходили на работу, получали заработную плату.

Малое количество людей уходило в партизаны, около 2%, причем из них – подавляющее большинство на Украине – были этнические русские. Вот какая-то особенность у русских, что все время им неймется, хочется повоевать за правду. Это я все шучу.

Валентин Филиппов: Я понимаю. Но я хочу сказать, что некоторые эти предприятия до сих пор работают, а на некоторых немецких мотоциклах до сих пор ездят наши дедушки.

Олег Царев: И получается, что непосредственно вплоть до самых далеких сел, был прямой контроль немецкого командования. 2% шло в партизаны. 2% шло в полицаи, остальные просто ходили на работу. Потому что такова экономика. Весь юго-восток России был захвачен, и они должны были работать, ездили поезда, автомобили, выпускались товары народного потребления. Вот сейчас ситуация нынешней оккупации, что контроль только над президентом, над кабинетом министров, над НАБУ, сейчас они хотят взять под контроль суды. Кроме того, после скандала с вагнеровцами, которых 3 года ЦРУ и МИ-6 вело спецоперацию по их аресту…

Валентин Филиппов: Вы думаете, это правда?
Новости СМИ2

Олег Царев: Да, это правда. Они должны были посадить самолет, они должны были достать вагнеровцев. Часть из них россияне, и это должно было быть…

Валентин Филиппов: скандал…

Олег Царев: …фактором, чтобы обвинить Россию в прямом участии в военных действиях на Украине. Потому что до сих пор Россия в том же статусе, что Германия и Франция – гарант минских соглашений. Так вот, после этого западные спецслужбы поставили задачу – не просто сотрудничество с украинскими спецслужбами, а полный контроль и подотчетность напрямую. Вне президента, напрямую они должны быть подчинены. Точно такая же ситуация с судами. Они намучались с украинскими судами. Всё, что они в НАБУ принимают и все решения, что проводятся, – отменяются в судах.

И они поняли, что надо брать под контроль суды. Но все равно они не доходят до полного контроля над экономикой, до каждого села, до каждого города, до каждого предприятия. Для того, чтобы это обеспечить, нужны транс-национальные корпорации, чтобы они зашли на Украину. Зайти они не могут, по той причине, что никакая транс-национальная корпорация не может конкурировать с нашими олигархами.

У них есть депутаты, суды, они могут дать взятку, они могут договориться, они могут надавить, они могут запугать. И олигархи украинские не нужны. Решение по олигархам принято, олигархов не будет. Первыми в этом списке, естественно, Медведчук и Коломойский. Но такое же решение принято и по Пинчуку, по Порошенко, не удивляйтесь…

Валентин Филиппов: А что, Пинчук не откупился?

Олег Царев: Пинчук хотел встроиться. Он очень хотел, он плотно сотрудничал с Соросом, он использовал все свое политическое влияние, чтобы соросятам и Соросу было хорошо, чтобы решения, нужные Западу, проводились в Верховной Раде и думал, что этого достаточно. Оказалось, что нет. Когда цунами, то – что ни делай, цунами есть цунами. Таки-да, принято такое решение, принято на мировом уровне. Принято не только в Соединенных Штатах.

Вы знаете, что сейчас и Англия очень серьезно заходит на Украину, это поддержано и Великобританией. И Пинчуку объяснили, что «при всем хорошем к тебе отношении, ты можешь сохраниться, но продавай свои активы, тогда, по крайней мере, ты сможешь их продать». Никаких олигархов на Украине не будет. И он сейчас перевел офис из Соединенных Штатов в Лондон, перевез туда семью, переводит управление компанией, продает свои компании, выставляет все на продажу. Леонид Данилович очень не хочет ехать, они его уговаривают.

Что касается Фирташа, это все понятно, мы эту ситуацию с Вами уже обсуждали. Если при Трампе у него была надежда, что у него все будет хорошо, то сейчас тучи над ним сгущаются. Как минимум, он выведен из украинской политики, а максимум – поедет в Соединенные Штаты и там, в зависимости от того, захочет ли он сотрудничать со следствием или не захочет, он сядет или не сядет. От него хотят получить данные о том, что у него оставались газпромовские деньги и якобы он этими деньгами финансировал какие-то спецоперации по вмешательству во внутреннюю политику Соединенных Штатов и тем самым получить повод для очередных санкций против России.

Что касается Петра Порошенко, то он в шоке от этой ситуации. Он знает, что он тоже под ударом, и он спешно сейчас решает свои вопросы. Прячет активы, он не готов продавать, он консолидирует их, и вот то, что мой бывший коллега по парламенту и по фракции Володя Макеенко продал свой телеканал «Прямой» на него, это в рамках того плана, который Порошенко осуществляет с целью спасения своих активов.

Что касается Виктора Медведчука и Коломойского. Мы видим, что активы, которые отжаты у Виктора Медведчука, это труба, самый основной актив у него был эта труба, по которой нефтепродукты поступали в Украину по очень хорошим ценам, и он конкурировал со всеми и имел значительную часть рынка нефтепродуктов. Трубу у него забрали…

Знаете, в 2014-м году мы считали, что у олигархов 40% рынка и активов Украины, 40% ВВП вырабатываются на предприятиях олигархов. Но если добавить ещё те активы, которыми олигархи управляют, не являясь собственниками, то это будет далеко за 60%, останется только малый и средний бизнес.

Ну вот точно так же, как труба поступила в распоряжение Рината Ахметова, он сейчас всей энергетикой руководит. Забрали Центрэнерго у Коломойского, кто им управляет? Ринат Ахметов. Ринат Ахметов, получая эти активы, очень надеется стать любимым олигархом. Тем, который всё будет выполнять, всё будет делать.

Валентин Филиппов: То есть, они всё ещё надеются, что…

Олег Царев: На протяжении многих лет Ринат Ахметов финансировал и помогал становлению Арсения Яценюка. Он надеется, что через Арсения Яценюка он сможет получить доступ на Запад и политическую крышу.

Валентин Филиппов: Ну не через Ляшко же…

Олег Царев: Он сейчас исполняет роль крысолова. Крысолов, если вы помните, железная бочка, сажают крысу, долго морят голодом, после этого бросают крысёныша, он его разрывает, потом бросают двух крысёнышей, трех, он всех душит. И становится крысом-канибалом. Его выпускают в доме, он всех крыс зачищает. А для того чтобы очистить дом от крыс убивают потом и крысолова.

Ахметов рассчитывает, что он останется.

Валентин Филиппов: Печальную вы картину нарисовали для наших олигархов. Особенно мне жалко Кучму, которому придется доживать свой век среди иноязычных людей, не говорящих по-украински.

Олег Царев: Я хочу сказать, что это классическая революция. У нас на Украине – это классическая революция. У нас базис и надстройка совпадают. Базис – это олигархический капитализм, капиталисты имеют пароходы-заводы…

Валентин Филиппов: …и газеты.

Олег Царев: …газеты, партии, масс-медиа. Проводят свои партии в парламент, президент выступает арбитром во время дележа государственного бюджета.

Валентин Филиппов: Ну, или клоуном.

Олег Царев: …паразитируют на государственном бюджете. То, что собираются сделать иностранцы, – это фактически революция.

Валентин Филиппов: Ну хорошо, а как же это все будет работать? Просто это будет встроенная в вертикаль какой-то международной власти территория? Мы же социализм-то не построим, правильно? Это не народное добро будет. Это все олигархическое добро станет чьим-то.

Олег Царев: Будут такие фейковые партии, в том числе, фейковые пророссийские партии…

Валентин Филиппов: Подождите. Вот смотрите. Мариуполь. Завод имени Ильича. Принадлежит Ахметову. Раньше вот был государственный, а потом стал ахметовский. Вот кому будет принадлежать Завод имени Ильича? Вряд ли он станет государственным… или рабочим скажут: «Это ваш завод! Вы на нем хозяева!». Такого ж тоже не будет.

Олег Царев: Такого не будет.

Валентин Филиппов: Так кому Завод Ильича достанется?

Олег Царев: Вы хотите, чтобы я назвал фамилию конкретного иностранца?

Валентин Филиппов: Нет-нет-нет,

Олег Царев: или конкретную транс-национальную корпорацию, которая купит этот завод?

Валентин Филиппов: Хозяин у него все равно будет, да?

Олег Царев: Естественно. Социализма не будет.

Валентин Филиппов: То есть, это он же тоже будет своего рода олигарх, раз он будет владеть заводами?

Олег Царев: Я говорю о том, что землю, заводы, порты, железную дорогу, почту скупят транснациональные корпорации иностранные.

Валентин Филиппов: И вот они будут, как бы, нашими олигархами?

Олег Царев: Да, придут иностранные партии для того, чтобы кредитовать вот этот иностранный бизнес, проценты будут такие же, как за рубежом, то есть, очень низкие. Лизинг будет, будет много чего хорошего, только останется очень мало предприятий и рабочих мест не будет. Фактически мы получим Прибалтику с уровнем жизни, Прибалтику, ухудшенную раз в 100.

Валентин Филиппов: Прибалтику легче прокормить: там населения очень мало.

Олег Царев: А никто кормить не собирается.

Валентин Филиппов: Нет, в принципе, если гражданство дать не всем, то тем, кому дать – можно и прокормить.

Олег Царев: Гражданство уже дадут, наверное. То есть, забирать не будут. Это не Прибалтика, которая может такой финт сделать в самом начале. Просто не будет рабочих мест, и люди будут разъезжаться. Старое население будет вымирать из-за непомерных тарифов.

Уже сейчас в сельской местности, я вот созваниваюсь там со своими родными: бабушки собираются по 3-4 бабушки в один дом для того, чтобы 4 пенсии сложить и заплатить за его отопление. Денег на лекарства нет – люди мрут. Молодежь и люди среднего возраста, если не воюют в АТО, то ищут, куда уехать за границу.

Валентин Филиппов: Картину вы нарисовали, хорошо. А сбежать куда-то олигархам? Например, в Россию? Не?

Олег Царев: Не исключено, что мы Игоря Коломойского увидим гуляющего по набережной где-нибудь в Ялте через какое-то время. Конечно же, он будет рад.

Валентин Филиппов: С Депардье под руку.

Олег Царев: Я – человек, за которого Коломойский назначал миллион долларов награды. Коломойский командовал захватом моего дома, который я построил своими руками вместе с отцом. Он захватил и разрушил весь мой бизнес. Я потратил на эти производственные предприятия 20 лет, у меня к нему симпатий никаких нет.

Но я хочу отдать должное в том, что он боится. И вот из Швейцарии ему сказали: «Надо уезжать» – он уехал. В Израиле ему сказали о том, что «Будет уголовная статья – мы тебя выдадим». Он уехал на Украину. Дальше бежать ему некуда, у него остается только Россия.

Валентин Филиппов: За голову Коломойского 10 путевок в санаторий Кирова!

Олег Царев: Ни в каком другом месте он от Соединенных Штатов не спрячется.

Валентин Филиппов: Северная Корея, Китай.

Олег Царев: И ему есть, что России предложить. Я знаю показания по целому ряду, десятку дел, которые чрезвычайно важны для Российской Федерации. Я просто так обозначу одно: например, дело Боинга. Они убили диспетчера, пропал летчик, но обстоятельства дела они все очень хорошо зачистили, знают только два человека – Корбан и Коломойский.

Валентин Филиппов: Два свидетеля – это достаточно.

Олег Царев: Ну, хотя бы один.

Валентин Филиппов: Простите, война на Донбассе, как ложится в эту всю схему? Во всю эту продуманную операцию по зачистке Украины, продолжение войны на Донбассе? Нужна ли она западным хозяевам?

Олег Царев: Вот то, что сейчас происходит с «Крымской платформой» – это многоходовочка. Надо отдать должное американцам – они способны работать в долгую и играть в несколько этапов: первое – создание «Крымской платформы». Вы знаете, Минские соглашения американцев не устраивают, потому что там Россия в статусе гаранта Минских соглашений. И вот эта спецоперация по вагнеровцам, которая накрылась, она была нужна для того, чтобы Россию обвинить напрямую: «Вот она участник»…

Валентин Филиппов: Я все равно не понимаю, как можно было благодаря этому обвинить… То есть, они бы сняли с самолета граждан России, которые летели на работу, на охрану каких-то вышек в Турции или ещё куда-то…

Олег Царев: Валя, они в тот момент времени, когда они их вербовали на работу, каждый из них подробно рассказал, где он воевал. Для того, чтобы повысить свой статус. Поэтому у них вся подноготная уже была, оставалось просто получить какие-то уже показания, которые они и рассчитывали получить…

Валентин Филиппов: Живьем к себе.

Олег Царев: Что касается «Крымской платформы», здесь она чрезвычайно важна, потому что Россия – «агрессор по Крыму». То есть, развитие этой темы – это чрезвычайно важно для того, чтобы непосредственно в этом процессе обвинить конкретно Россию.

Валентин Филиппов: А смысл?

Олег Царев: Следующее – для того, чтобы усилить эту тему, в «Крымскую платформу» на следующем этапе собираются втащить вопрос Донбасса. То есть, Крым и Донбасс. И программа минимум, насколько я понимаю, в рамках «Крымской платформы», в рамках переговоров, договориться о том, чтобы Донбасс перешел Украине без всяких условий, то есть без федерализации, без какой-то милиции, без защиты людей, которые там сотрудничали с властью Народных Республик.

Это программа минимум – при выполнении она же бьет по внутренней политике Российской Федерации. То есть, когда там будут в концлагеря сгонять людей, которые сотрудничали с той властью, это будет бить лично по Владимиру Путину и по власти Российской Федерации. Усиление вот этой темы, которая для американцев чрезвычайно важна, когда обвинить можно непосредственно Россию – «Россия – агрессор».

Им помог бы прямой ввод российских войск на Донбассе. То есть, если будет прямой ввод, то тогда «Россия – агрессор», и она уже не гарант Минских соглашений. Минские соглашения, как таковые, рассыпаются.

Валентин Филиппов: Но если Россия вводит войска на Донбасс, то это, естественно, в том случае, когда Минские соглашения, наконец-то, слава Богу, забываются навсегда. То есть, это естественный ход после того, как Минские соглашения признаются недействительными, они разрываются. «Ребята, всё, нет никаких Минских соглашений, мы продолжаем боевые действия». Это логично. А вы говорите, что это будет поводом для разрыва Минских соглашений… Так, хорошо же.

Олег Царев: Программа минимум – разменять Донбасс на признание Крыма. Программа максимум – забрать Донбасс и оставить подвешенным вопрос по Крыму.

Валентин Филиппов: Я просто не понимаю, «Крымская платформа», ну собираются там какие-то люди, о чем-то разговаривают. А как это может быть давлением? Они там себе разговаривают, что-то решают, говорят: «Россия аннексировала Крым».

Хорошо, даже если аннексировала, в законах международных всё про аннексию написано – Россия, как аннексирующая сторона, присоединила к себе эту территорию, выполняет все обязанности аннексирующей стороны. Заботится о населении, предоставляет им все права, снабжает его.

То есть, даже если называть это аннексией, Россия эту аннексию проводит в рамках международных представлений об аннексии. Она ничего не нарушает, она ведет себя как аннексирующая сторона.

Олег Царев: Просто уже к этому все привыкли. Но, таким же способом Россия могла по просьбе Януковича, да?, завести войска…

Валентин Филиппов: Да.

Олег Царев: …на Украину, в Киев, и…

Валентин Филиппов: Да.

Олег Царев: И тогда это бы был не Крым, а гораздо большая территория.

Валентин Филиппов: А что, Россия не сможет это сделать позже? Я понимаю, что позже – дороже, но в принципе ж можно же? То есть, оно ж никуда не девается, они же… если они борзеют, да? – то как?

Олег Царев: Валик, я ответил на ваш вопрос.

Валентин Филиппов: Хорошо, ну, допустим, война, но у войны есть логическое окончание. Она же может закончиться не очень удачно для Украины, для Запада?

Олег Царев: А я не говорю, что она будет. До сих пор нет команды о том, чтобы война начиналась. Вы помните, как начиналась первая война? Приехал руководитель ЦРУ, надавил на Турчинова, и начались военные действия. Сейчас Зеленский гонит войска на юго-восток Украины, потому что он в ожидании: «вдруг поступит такая команда». Поступит – он выполнит. Вообще сейчас уникальная ситуация, Зеленский очень хочет звонка Байдена.

Валентин Филиппов: Да, вот.

Олег Царев: Никто не может понять, зачем он хочет так этого звонка Байдена, но его окружение создало такую иллюзию, что если Байден позвонит, то это, как бы, решит его вопрос. У него падает рейтинг, ситуация в экономике отвратительная, и он хочет, как Порошенко, стать любимцем американских властей, которые ему звонят, опекают, помогают решать его вопросы.

Для этого ему нужен звонок Байдена, и его окружение, повторяюсь, я не говорю о том, что это действительно такое задание у него есть, но его окружение ему сформировало точку зрения, что Байден позвонит при выполнении ряда условий, которые якобы являются условиями от Госдепартамента. Первое, это санкции по Коломойскому.

Валентин Филиппов: Так.

Олег Царев: Второе, это санкции по Медведчуку. Предъявление обвинения и, возможно, арест Медведчука и Коломойского, там же и Андрей Деркач. Вот в рамках этих заданий, которые он получил, он и действует в последнее время. Да, я еще забыл сказать, это разгон партий ОПЗЖ и «Блок Шария».

Валентин Филиппов: То есть, вы думаете, такие условия могли быть поставлены Западом?

Олег Царев: Ну, по той информации, которая у меня есть, так оно и есть. По крайней мере, в Офисе президента считают, что такие условия поставлены. У меня есть некоторые сомнения, но я знаю, кто проводит эту точку зрения. Я понимаю, что информация может искажаться между Западом и Украиной, могут возникать дополнительные, как бы, требования. Но пока так.

Валентин Филиппов: А скажите, не может ли быть такой ситуации, что власти США хотели бы поменять верхушку, ну вот, в частности Зеленского и иже с ним, сменить на каких-то других людей?

Олег Царев: Но то, что это не будет Петр Порошенко, мы про это уже поговорили. Они считают его очень жадным и очень тяжелым в переговорах. Им нужна марионетка. Зеленский пытается их убедить в том, что он подойдет.

Вполне возможно, что они захотят еще более своего, так сказать, поставить, который уже будет плоть от плоти их и работать только на них, по указке, абсолютно, не совершая никаких действий, пока не получит одобрения от Вашингтона.

Валентин Филиппов: На этой такой загадочной ноте я хочу вас поблагодарить за ту огромную массу информации, которую я переварить сейчас не смог, а зрители, наверное, ставя на паузы интервью или вчитываясь в текст, смогут осознать всё.

Олег Царев: Спасибо.

Валентин Филиппов: Огромное вам спасибо.

https://youtu.be/VwD4dvncxvE
https://www.politnavigator.net/carjov-ukrainskim-oligarkham-konec-dazhe-poroshenko-i-dazhe-kuchme.html

(no subject)

Есть такое выражение «Испанский стыд». Когда вы чувствуете неловкость из-за поступков другого человека. При этом часто случается, что самому человеку не стыдно совершенно...

Так и сейчас: стыдно точно не за то, что рейдер Корбан и его подельник, мэр Днепропетровска Филатов, который говорил, что нужно давать мразям (русским) любые обещания, гарантии и идти на любые уступки, а вешать собирался потом, купили и профинансировали «Оппозиционную платформу — За жизнь».

Самое неловкое в этой ситуации то, что эта платформа принимала деньги за места в региональных списках от Филатова и Корбана.

Вдумайтесь! Главная пророссийская партия ОПЗЖ продала право сформировать списки в Днепропетровском областном совете и городе Днепропетровске Филатову и Корбану.

А теперь, когда Зеленский отдал команду травить Оппозиционную платформу по всей стране, возбуждено уголовное дело о незаконном финансировании этой самой партии.

В принципе ничего нового в этой новости нет - региональный лидер платформы публично в ходе телевизионного эфира призвал своих избирателей голосовать за Филатова на выборах мэра.

К тому же, жители Днепропетровска имели возможность не просто ознакомиться со списками «Оппозиционной платформы - За жизнь» (в тех списках сплошь люди Корбана и Филатова), они смогли и воочию убедиться в том, что эти депутаты голосуют в местных советах по команде Корбана и Филатова.

Но я все-таки хотел бы понять. Неужели с голоду кто-то умирал? Может и правду кто-то умирал, а я просто не знаю? Может кто-то объяснить, в чем причина? Зачем так низко падать?

Почему нельзя было просто продать мандаты в розницу или оптом бизнесменам, если была такая насущная потребность в деньгах? Зачем связываться не просто с законченными мерзавцами, но и с идеологическими противниками? Неужели причина лишь в том, что они предложили больше денег, чем все остальные?

А может в таком подходе истинная причина того, что мы теряем нашу Украину?



https://litsa.com.ua/mer-dnipra-filatov-ta-jogo-biznes-partner-korban-nezakonno-finansuvali/

ОЛЕГ ЦАРЁВ: БУДУ ЗАЩИЩАТЬ РОССИЮ С ОРУЖИЕМ В РУКАХ

Выступления навальнят обречены благодаря слаженной работе российских правоохранителей. Однако прошедшие акции – только первая серия протестной активности. Сценарий наверняка предполагает продолжение на фоне выборов в Государственную Думу и, тем более, муниципальных кампаний. Впрочем, опыт по недопущению украинского сценария уже отработан.

На Украине, тем временем, продолжается захват государства «западными партнёрами». Закрытие оппозиционных телеканалов каналов – не более чем «отжим» олигарха Медведчука из украинской политики и экономики. За ним последует Коломойский. Следующие – Порошенко, Ахметов и Пинчук. Транснациональные компании не собираются делиться властью и деньгами с местными элитами. Тем более, накануне открытия рынка земли.

О том что, тот, кто жил на Украине, майдан в России никогда не поддержит, обозревателю ПолитНавигатора Валентину Филиппову рассказал экс-депутат Верховной рады Олег Царёв, один из немногих украинских парламентариев, перешедших на сторону Русской весны в 2014 году.

Валентин Филиппов: По уже сложившейся доброй традиции наша виртуальная студия сегодня находится в гостях у Олега Царёва, которого представлять, я считаю, не нужно. Здравствуйте, Олег.

Олег Царёв: Здравствуйте, Валентин.

Валентин Филиппов: Олег Анатольевич, вы, как человек опытный, а все, прошедшие Украину, опытные люди, скажите. Вот борьба с протестами в России. Я обратил внимание на то, что делает ОМОН. Он не даёт структурироваться толпе. Он не даёт им постоять, перезнакомиться, о чём-то сговориться. То есть, людей просто сразу грузят и увозят. Я считаю, и хочу россиянам сказать, очень корректно. Они не знают, что такое некорректно.

Скажите, такой способ был бы действенным на Украине, тогда в 2013, когда только начали собираться?

Олег Царёв: Да, конечно.

Валентин Филиппов: А могли ли украинские спецслужбы так работать?

Олег Царёв: Я видел работу украинских спецслужб немного изнутри. Хочу сказать, что задача спецслужб – это всё видеть, всё слышать и докладывать руководству.

СБУ, в отличие от ФСБ, – это большие глаза, большие уши. Ещё больше уши, чем глаза. Такой Чебурашка с маленькими, короткими руками. Количество оперативного состава в сотни раз меньше в СБУ, чем в МВД. Поэтому, действия, по-видимому, должны были совершать МВД. Но, СБУ предлагало сценарии…. И, обратите внимание, единственный штурм успешный здания профсоюзов, причём выполненный поминутно, был сделан Альфой. Это служба СБУ.

Валентин Филиппов: То есть, в принципе, если бы было принято решение Януковичем, всё-таки, справились бы?

Олег Царёв: Разговаривая с некоторыми сотрудниками, которые были вынуждены уехать из Украины, они жалеют, что о своих операциях они докладывали наверх. И большинство из них было отменено нашим нерешительным (такое мягкое слово) руководством.

О некоторых операциях я не расскажу и через пять, и через десять, и через двадцать лет. Но, поверьте, всё можно было сделать, причём руками самих протестующих.

Валентин Филиппов: Хорошо, вернёмся в Москву сегодняшнюю. Как считаете, опасность полностью ликвидирована? Или, все-таки, эти 2 года и 8 месяцев заканчиваются, как раз, в сентябре 2023 года, и опасность будет только нарастать?

Олег Царёв: Исходя из того, что СМИ находятся под контролем государства…. Да, социальные сети, их влияние, конечно же, год от года растёт. Но, тем не менее, основные СМИ находятся под контролем государства. И, исходя из того, что государство показывает, что оно намерено действовать решительно, я не думаю, что уличные протесты приведут к захвату власти.

Другое дело, понятно, что это только первая серия. Вторая серия – это будут выборы в Государственную Думу. Мы видели, насколько непросто проходили выборы в Москве. А в Питере вдвое больше людей вышло на протест. Там настроение гораздо менее провластное. Я так думаю, что в Питере будет очень жаркая избирательная компания. Там совпадают по срокам муниципальные выборы с выборами в Государственную Думу. Поэтому, победить, «высушив» явку (сделать так, чтобы никому было неинтересно ходить на выборы, а привести только бюджетников), – не получится. Потому, что это будет проходить в рамках общегосударственной кампании. И там будет достаточно горячо.

Я думаю, что выборы в Государственную Думу – это будет следующая серия и гораздо более жаркая.

Валентин Филиппов: То есть, вся избирательная компания текущего года будет проходить на фоне остаточных явлений…

Олег Царёв: Я думаю, будут не остаточные. Будут новые явления, будут новые волнения, будут новые выходы. То есть, если первый инцидент, под который выходили люди, – это было задержание Навального, то следующий – это будут выборы в Государственную Думу.

Валентин Филиппов: Кто-то же этим всем откуда-то руководит? Не будет ли, как на Украине? Каждую неделю, каждый месяц возникает какая-то возмутительная ситуация: Булатову ухо отрезают…Черновол избили.

Олег Царёв: Да, в Украине был такой сценарий. Но, я не уверен, что в России можно продержать протесты до выборов в Государственную Думу.

Думаю, что они сейчас затухнут, и будет потом вторая очередь.

Валентин Филиппов: Нам известно, что никакие майданы, перевороты невозможны без предателей во власти. Как вы думаете, с кем-то уже работает Запад? Или же это полностью исключено в российской власти?

Олег Царёв: С одной стороны, российская власть более сильная. Я неоднократно говорил, что майдан на Украине имел все возможности, чтобы затухнуть. И при другом стечении обстоятельств: при более решительных действиях Януковича, ряде других моментов, были все возможности, чтобы майдан на Украине не победил.

В России у него ещё меньше шансов на победу. Другое дело, что майдан может быть использован для давления на власть, и для какой-то смены власти. Возможно, даже ускорит, как в России принято говорить, трансфер власти.

Валентин Филиппов: В России любят придумывать слова. Трансфер, модальность, верификация. Что такое транзит власти, мне не понятно до сих пор. Это передача власти кому-то, или эта власть транзитом проходит дальше, минуя выборы? Я не знаю, что они имеют в виду под транзитом.

А такая, как у Януковича была фишка: «раскрутим Тягнибока – победим его в первом туре». Не может ли подобная глупость прийти в голову российской власти? «Раскрутим Навального – победим в первом туре, понятно, что он жулик».

Олег Царёв: Выпустят Навального из тюрьмы, позволят ему баллотироваться…

Валентин Филиппов: Да.

Олег Царёв: Или зарегистрируют кандидатом в президенты его супругу, и дадут ей возможность баллотироваться. К сожалению, это не в политических традициях Российской Федерации. Вряд ли произойдёт настолько серьёзное изменение подходов.

Я всегда выступал за честные выборы и за соревновательность. Другое дело, что во время этих соревнований могут быть использованы всевозможные моменты для того, чтобы раскачать общество. Есть определённые риски. Но, с другой стороны, время реальных выборов – это тренировка на стрессоустойчивость для системы. Рано или поздно они будут происходить, но система будет не готова к выборам. Это очень плохо.

Валентин Филиппов: Плохо.

Олег Царёв: Вообще ситуация такова, что сказать, что всё в порядке в российском обществе, нельзя. За последние 10 лет, если посчитать стоимость введённых в эксплуатацию построенных российских кораблей военных, она будет меньше, чем стоимость яхт российских олигархов. Причём, яхты российских олигархов самые дорогие в мире. Олигархи не самые богатые, а яхты у них самые богатые. Я, конечно же, понимаю, что вы мне скажете сейчас о том, что все эти деньги заработаны тяжёлым каждодневным трудом, то, что яхты стране нужнее военных кораблей 🙂

Валентин Филиппов: Я этого не скажу. Если яхты эти строятся у нас, то мне кажется, что это хорошо, что у нас есть заказчики на яхты.

Олег Царёв: У нас есть заказчики, но строят их не у нас, к сожалению. Ремонт Большого театра. Конечно же, это Большой театр. Он, во-первых, очень большой, а во-вторых, единственный в мире такой. Но ремонт стоил дороже, чем самый большой на тот момент небоскрёб Арабских Эмиратов. Много таких вещей.

Сокращали больничные койки. Потом разворачивали госпитали. Никто не понёс ответственность за то, что сокращали койки, ни один чиновник.

Провалили Украину.

Валентин Филиппов: Провалили.

Олег Царёв: Ситуация на Донбассе, когда построить витрину Русского мира…

Валентин Филиппов: К сожалению, в Российской Федерации нет чиновников, отвечающих за Украину, нет чиновников, отвечающих за Донбасс, нет чиновников, отвечающих за Одессу.

Вот в США есть комитет по Украине, комитет по Белоруссии, комитет… Они не стесняются это так называть. У них есть люди, которые отвечают за то, чтобы на Украине было так, как они скажут.

А у нас такой должности нет.

Олег Царёв: Ну, как нет. Есть.

Валентин Филиппов: Только мы никому не говорим, кто это.

Олег Царёв: Если я сейчас начну называть фамилии, то это будет прямое обвинение этих людей. Не моя работа обвинять кого-то, требовать снятия с работы. Но это, наверное, правильно. Потому что у любой неудачи есть, как говорил товарищ Сталин, фамилия, имя и отчество.

Валентин Филиппов: Год рождения и год смерти.

Олег Царёв: Поэтому, вопросов очень много. Но для нас, кто прошёл через украинский майдан, понятно, что, если выбирать между коррупционерами и иностранными шпионами, то хуже иностранные шпионы. Мы никогда не будем поддерживать переворот в Российской Федерации. Любая революция отбрасывает страну назад. Потом нужны сверхусилия, чтобы вернуть страну и отстроить заново.

Это непростой выбор. Но если придётся спасать Россию, я буду спасать, возможно, даже с оружием в руках.

Валентин Филиппов: Все будем спасать. У нас с вами тут такая ещё фигня. Нам бежать-то больше уже некуда.

Олег Царёв: На этой ноте тему с Навальным можно закрыть.

Валентин Филиппов: Можно закрыть, а можно и не закрывать. Можно, например, сказать, что на Донбассе очень многие говорят: Путину же как-то надо объединить нацию. Вот был Крымский консенсус. Может же быть Донецкий консенсус? Можно же сейчас, вообще, Навального на третий план отодвинуть – можно взять Донбасс в Россию! Можно взять Мариуполь, Краматорск. В конце концов, пора к Бердянску выходить, пора выходить к Херсону.

Вот такое действие сейчас действительно объединило бы Россию. Люди бы увидели, что власть действительно за них, за объединение нашего Русского мира. И были бы воодушевлены, и их бы не волновали, вообще, Навальный с его фильмами, со 100 миллионами накруток. Это бы ушло на второй, на третий, на четвёртый план.

С другой стороны, мы все понимаем, что история с Навальным – это что-то международное, кроме всего. Например, в Киеве или Одессе говорят: «Ну, понятно, а что Путин хотел, посадить Навального и чтобы ничего не было? Вот, он посадил Навального, а ему за это три телевизионных канала на Украине закрыли. У него было три канала на Украине, он там вещал свою российскую пропаганду, и их закрыли». Потому что на Украине до сих пор считают, что у них есть какой-то канал, который российскую пропаганду вещает.

Скажите, а вообще связано как-то дело Навального и закрытие каналов на Украине? Потому что же явно американцы приказали.

Олег Царёв: Конечно же, связано. Связано в подходах. Российская Федерация всегда пытается опираться на закон, переспрашивать Запад, следить за тем, чтобы Запад был доволен. А Запад всегда делает, как он хочет.

Валентин Филиппов: Так, как ему нужно.

Олег Царёв: Знаете, если сел играть с ворами, опасайся за свой кошелёк. Если пришёл играть в напёрстки, и тебя облапошили, ты обращаешься к окружающим. Хотя это, очевидно, подельники напёрсточников. Говоришь: «Ну, посмотрите, что происходит?!». Это, как сейчас украинские политики обращаются к западу. Те говорят: «Ну, да, ну что вы. Всё понятно. Свобода слова. А как вы хотели? Всё нормально».

Поэтому, я считаю, что все эти игры в импичмент, они ничем не кончатся. Запад будет очень жёстко и последовательно делать то, что он хочет. Он будет забирать Украину. И Медведчук – это первое звено, следующее звено – Коломойский. Потом будет Ахметов, Пинчук и Порошенко. Самое интересное – Пинчук и Порошенко. Олигархов на Украине не останется. Им не нужны олигархи, с которыми нужно согласовывать, договариваться, которые влияют на депутатов. Они заберут у всех олигархов телеканалы. Они всех их обанкротят, возбудят уголовные дела и выдавят из Украины, пустят по миру.

Валентин Филиппов: То есть, это закрытие каналов – это про отжим олигархов из Украины.

Олег Царёв: Просто Медведчук – это первое звено. Следующим будет Коломойский.

Валентин Филиппов: А перевыборы Рады? Американцы не думают?

Олег Царёв: А какая разница. Ну, будут перевыборы. Проведут, кого посчитают нужным.

Валентин Филиппов: Этим действием, закрытие телеканалов, рейтинг Зеленского ещё больше упал. Тем более, человек, который клялся, что он в своей жизни не закроет ни одного канала. Причём даже, будучи президентом, он так говорил.

Олег Царёв: Да, но кто теперь расскажет людям о том, что Зеленский раньше об этом говорил? Люди уже это забыли, а телеканалов новых уже не будет, где такое будут говорить. И кто сказал, что Запад вообще озабочен судьбой Зеленского?

Зеленский обеспокоен своей судьбой, а Запад нет. Сейчас есть две точки зрения. Первая – оставить, все-таки, Зеленского, и есть вторая точка зрения – провести кого-то ещё более проамериканского. Просто назначить человека, который будет на 100%, от начала до конца зависеть от американцев.

Валентин Филиппов: Ну, вот Разумков. Сейчас ролики пошли. Нет?

Олег Царёв: Разумков, Сенцов, неважно кто. Разумкова сопровождают очень давно. Разумков неоднократно делал заявления в защиту русского языка и вообще показывал свою центристскую позицию, не влезал ни в один скандал. Кстати, он решение СНБО не подписал. Кстати, это решение СНБО – грубейшее нарушение. Санкции против украинского гражданина не вписываются в украинское законодательство. Санкции могут быть по отношению к иностранцам и иностранным компаниям, потому что это не юрисдикция Конституции Украины.

Валентин Филиппов: Дело в том, что в информационном пространстве создано убеждение, что это российские каналы.

Мне кто-то когда-то говорил, что понятие собственности – это понятие консенсуса в обществе. Вот этот дом ваш. Он ваш до той поры, пока все вокруг считают, что он ваш. Даже если у вас есть документ. И если все вокруг считают, что он не ваш, то вы со своим документом, что это ваш дом, ничего никому не докажите.

И тут такая же ситуация. Это же «российский олигарх». Медведчук – он же кто? Он, прежде всего, кум Путина, а потом всё остальное. Ну и что, что у него украинский паспорт, но он же кум Путина, он же «представитель России».

Олег Царёв: Валентин, вы говорите чушь.

Валентин Филиппов: Почему?

Олег Царёв: Потому что санкции введены против Тараса Козака, а не против телеканалов. Телеканалы, как собственность Козака, попадают под санкции. И это санкции против украинского гражданина. Это первый случай в мире, когда санкции применяются государством против собственного гражданина.

Санкции политические – это внесудебная, незаконная мера. Она применяется именно потому, что она действует не в национальном правовом поле. И в данном случае санкции не могли быть применены по украинскому закону. Есть Конституция, есть украинское законодательство, есть взаимоотношения гражданина и государства. Они описываются украинскими законами и Конституцией.

В частности, для того, чтобы Янукович во время прямых призывов к свержению власти, к захвату зданий, сопротивлению Беркуту закрыл украинский телеканал, он собирался ввести чрезвычайное положение. Потому что другого способа у него не было.

Если бы Зеленский ввёл чрезвычайное положение, он мог бы закрывать те каналы, которые считает нужным. Эта процедура прописана в Конституции, прописана в украинских законах.

Это не первый случай, когда нарушилась Конституция. Мало кто про это помнит. Я просто обратил внимание, потому что это меня касалось. Это решение СНБО, введенное в действие указом Порошенко, где санкции вводились против ряда украинских политиков и российских политиков и чиновников. Я бы не обратил на это внимание, но там была моя фамилия. И по этим санкциям мне – гражданину Украины, до сих пор запрещён въезд на Украину.

И здесь получается шизофрения. С одной стороны, я нахожусь в розыске. И, если я добровольно решу приехать и сдаться…

Валентин Филиппов: Вас не впустят.

Олег Царёв: Говорю, во избежание возможных моментов. Я не собираюсь этого делать. Но меня не должны пустить по решению СНБО.

Про то, что в этот перечень тогда Порошенко включил украинских граждан, я, кстати, об этом писал, говорил. Но никто на это из украинских политиков не обратил внимания. Тогда применили санкции по отношению к Царёву, сейчас по отношению к украинским телеканалам.

А дальше…. Почему загрустили украинские олигархи? Почему ни Ахметова, ни Коломойского не обрадовало это решение? Потому что они понимают, что если так можно, то можно тогда всё. И они следующие.

Валентин Филиппов: А они ничего не могут сделать? Они могут попытаться сместить этого президента, посадить своего? Вдруг получится? Взбунтоваться, что называется. Продажная Рада сидит. Можно по миллиону, по два, по три раздать на голосование. Оно того стоит.

Видели переписку «слуг народа»? Они говорят: «Ой, нам по шесть тысяч долларов недоплатили в этом месяце». Можно доплатить, можно по шестьдесят доплатить.

Олег Царёв: Они и платят. Ахметов платит своей группе депутатов и группе Павлюка. Коломойский платит своей группе. Офис президента старательно вдогонку повышает с 10 до 20 тысяч в месяц для того, чтобы не отстать от Коломойского и Ахметова.

Валентин Филиппов: Перекупить всех.

Олег Царёв: Я думаю, тогда вам надо поговорить с Коломойским. Думаю, он охотно с вами поговорит.

Валентин Филиппов: Пусть с депутатами говорит. Движуху пора уже. По срокам уже следующий майдан на Украине должен быть. Уже пора. Люди привыкли. У людей майданозависимость выработалась. Они уже хотят очередной трэш.

Олег Царёв: Валентин, мы очень сильно осуждаем Запад. Но ведь, смотрите, какая была ситуация. Ведь у Российской Федерации в руках было всё.

Валентин Филиппов: Я радовался майдану, потому что я понимал, что они сейчас такое сотворят, что Россия нас всех просто заберёт, и всё.

Олег Царёв: Был Янукович, загнанный в угол, который был готов подписывать. Давай опустим, подписывал – не подписывал какие-то документы. Был момент, когда можно было вмешаться на майдане, хоть как-то вмешаться. Был момент, когда после майдана семь областей (я губернаторов просто лично знаю) были готовы, звонили, обрывали телефоны, некоторые даже летали и спрашивали: «Что нам делать?». И Российская Федерация сказала, что ничего не надо делать!

И Запад сейчас говорит: «Вот вы могли делать всё, что вы хотели. Вы отказались. А теперь мы делаем всё, что мы хотим. Какие к нам претензии? Была страна ваша, вы от нее отказались, вы ничего не делали. Вы не делали ни до майдана, ни после майдана, ни во время майдана».

Валентин Филиппов: Я не думаю, что Запад прямо так говорит.

Олег Царёв: Запад говорит: «Вы нарушаете закон, у вас нет свободы слова, вы такие-сякие, вы вмешиваетесь в наши выборы. А вот мы, когда вмешиваемся в ваши выборы, мы правильно делаем».

Валентин Филиппов: Вот вы говорите – Украину отдали. А, может, мы просто врага заманиваем, как всегда, на свою территорию? И ждём зимы?

Олег Царёв: И как поют в песне. «Когда мы отступаем – мы вперёд идём».

Валентин Филиппов: Ну, хорошо. Я не назову эту ноту позитивной, на которой мы вдруг неожиданно заканчиваем.

Олег Царёв: Позитив в том, что прямо сейчас майдана в России не будет. И прямо сейчас всё будет хорошо. Но, в долгосрочной перспективе Российская Федерация должна меняться.

Меняться сейчас под давлением майдана? Этого, я думаю, делать не будут. У меня есть знакомые, которые выходят на этот майдан. Мы общаемся, точно так же, как я общался со многими, которые выходили на украинский майдан. Они говорят: «Мы выходим ради того, чтобы были изменения. Да, пусть ничего кардинально не поменяется».

Валентин Филиппов: А какие? Каждый же свои изменения видит.

Олег Царёв: Ну, хоть какие-то.

Валентин Филиппов: Зачем хоть какие-то. Пусть будет всё стабильно, и пусть чуть-чуть растут доходы. Вот и всё. Людям же большего не надо. Будет стабильность, безопасность и чуть-чуть растут доходы из года в год.

Олег Царёв: Валентин, ты ведь понимаешь, что тот, кто выходит с лозунгами про стабильность – проигрывает. Ты ведь политтехнолог, ты хороший политтехнолог.

Поэтому, я скажу для телезрителей. Тот, кто выходит с лозунгами про стабильность, обязательно проигрывают тем, кто выходит с лозунгами об обновлении. Потому что значительное количество людей воспринимают стабильность, как стабильно плохо, а не как стабильно хорошо. Об этом можно долго говорить, почему это происходит. Любой, кто ведёт к изменениям, выигрывает.

Валентин Филиппов: Вы сейчас говорите о непосредственном моменте, когда выходят, и когда кто-то поднимает какие-то лозунги. Но когда действительно у человека всё стабильно, и доходы по чуть-чуть растут, он никуда не выходит. В обществе не появляется протестных настроений. Я не говорю сейчас, как политтехнолог и как человек, который какую-то рекламную компанию организовывает.

Олег Царёв: Падение ВВП 3%. Причём падение ВВП было получено в тот момент времени, когда ковидных инфицированных был просто мизер. Вы помните этот ужас, когда на улицу можно было выйти только в сопровождении собаки, получении каких-то кодов и всё остальное? Вот тогда обрушили экономику. Не сейчас, не осенью, когда в сотни раз больше было заболевших. Экономику угробили тогда. И вот кто-нибудь ответил за то, что обрушили экономику, и вместо «стабильно хорошо» получили стабильное ухудшение?

И в этом есть определённые проблемы. Так вот, к сожалению, этот майдан, который происходит… Система не пойдёт на изменения под давлением майдана. К сожалению, люди, которые выходят с благими намерениями, они законсервируют систему. В данный момент времени, пока будут волнения, изменения вряд ли будут идти.

А системе надо меняться. Потому что, если система не меняется со временем по чуть-чуть, она рано или поздно изменится революционным путём. А это будет очень плохо. Система может не выдержать.

Валентин Филиппов: Хорошо, мы благодарим Олега Царёва за его, как всегда, точные оценки происходящего, даже если они нам какие-то не нравятся. Надеюсь, что всё будет хорошо. Россия победит. Россия, как всегда, выкарабкается. Счастливо.

Олег Царёв: До свидания.

https://youtu.be/br3n6AWBm1M
https://www.politnavigator.news/budu-zashhishhat-rossiyu-s-oruzhiem-v-rukakh-oleg-carjov.html

ОЛЕГ ЦАРЕВ: США БУДУТ ДЕЛАТЬ ИЗ УКРАИНЫ ВТОРУЮ ГРУЗИЮ

На момент распада СССР Украина обладала пятой экономикой в Европе. Запад хочет получить все это даром. А украинские олигархи им мешают, поэтому их с помощью Зеленского зачистят, считает украинский оппозиционный политик Олег Царев

- Олег Анатольевич, Зеленский зачистил украинское информационное поле от оппозиционных телеканалов…

— Он только начал зачищать…

- Хорошо, в таком случае может ли следующим шагом стать зачистка Украины от олигархов — Ахматова, Коломойского и других?

— Конечно! Мы же с вами об этом ранее говорили…
- В таком случае правильно ли я понимаю, что цель всего этого — убрать из украинского пространство все, что может стоять на пути американской команды, которая бы начала проводить на Украине широкомасштабные либеральные реформы?

— Все верно! Но главное не в либеральных реформах, а в собственности государства Украина. Украина на момент распада СССР обладала пятой экономикой в Европе. Запад хочет получить все это даром. А олигархи им мешают.

Особой радости у Коломойского и Ахметова от того, что съедают их конкурента Медведчука на политическом, экономическом и массмедийном фронте, нет. Не секрет, что Виктор Медведчук конкурировал с Ахметовым на угольном «фронте».

Он конкурировал с ними и за русскоязычный электорат. Особой радости нет потому, что они понимают, что если можно так с Медведчуком, то можно и с ними. Следующий на очереди будет Коломойский, а потом Ахметов.

- И что тогда, Зеленский зачистит телеканалы Ахметова и Коломойского — «Украина» и «1+1»?

— Да. Такое вполне вероятно. Больше того, об этом неоднократно говорилось, что олигархов надо убрать из политики. А как их в таком случае убрать, если не убрать их массмедиа?

Но на самом деле их, олигархов, совсем собираются убрать. Обнулить. Против Коломойского возбудить уголовные дела и выдать в США, если он предварительно никуда не сбежит. А бежать ему особенно, кроме России, некуда…

- Действительно, если такое предположение с «обнулением» олигархов верно, то куда бы они могли сбежать, чтобы их не достало украинское и американское правосудие?

— Не так много мест в мире, куда бы можно было им сбежать. Если у Ахметова есть еще возможность добровольно капитулировать и остаться физически живым, здоровым и на свободе, то у Коломойского такого шанса нет. В Китай он не поедет, в Корею тоже. Остается только Российская Федерация.

- Но в Россию он вряд ли поедет.

— Это далеко не факт.

- После всех его дел в Донбассе в 2014 году?

— А вы обратите внимание, что Коломойский отнюдь не находится в российских санкционных списках. В общем, поверьте на слово. Я просто знаю гораздо больше, чем говорю.

- Он помогал России в 2014 году во время войны в Донбассе?

— Без комментариев.

- А вот Ахметов смог бы уехать в Россию? Он ведь татарин. Может, например, поселиться в Казани.

— Он под российскими санкциями.

- Ну так санкции ведь не долго снять. С его партнера Вадима Новинского санкции же сняли.

— Пока он в санкциях, но против него нет уголовных дел. Его обнулят с политической и экономической точек зрения, но ему помогут где-нибудь дожить.

А Пинчук уже самостоятельно перевел свой офис в Лондон и США. Причем он ведь плоть от плоти неотделим от Сороса и Демократической партии.
Тем не менее даже Пинчук, чувствуя риски, перевел свой офис из Киева, перевез семью в Лондон и спешно продает активы на Украине.
И, кстати, Петр Порошенко тоже в списке на зачистку.

- А американцы не захотят поменять Зеленского на посту президента Украины на Порошенко?

— Нет. В команде Байдена его считают слишком хитрым и жадным.

- Почему закрыто уголовное дело по поводу Байдена—Порошенко?

— (Смеется.) Это же самоочевидно. Было бы странно, если бы Зеленский не закрыл это уголовное дело против Байдена. Здесь и так все понятно — ситуация не нуждается ни в каком комментарии.

- Что со всем этим будет делать Россия? Это же ведь вызов, который бросают ей американцы. Из Украины, получается, Америка будет делать вторую Грузию.

— Думаю, что будут из Украины делать вторую Грузию. Конечно, Запад вслух это не скажет, но он будет делать все то, что захочет, не оглядываясь ни на кого, в том числе и на Россию.
И весь Запад будет аплодировать подобным шагам, любому беззаконию, и будет его поддерживать.
У России была возможность выстраивать отношения с Украиной до Евромайдана, включиться во все эти события во время Евромайдана и после, когда после госпереворота на Юго-Востоке губернаторы знали, что их всех, а также местных силовиков будут снимать, возбуждая при этом уголовные дела за то, что посылали милиционеров в Киев.

Половина Украины была готова не признать Майдан. Для этого надо было просто протянуть руку. Россия этого не сделала.

У России была возможность сделать из Донбасса витрину Русского мира. Но она этого не сделала.





https://ukraina.ru/interview/20210205/1030468241.html

ДОНБАСС, БЕЛОРУССИЯ, НАВАЛЬНЫЙ. ПРОТИВ РОССИИ ИДЁТ ИГРА НА ИЗМОР

Лукашенко не Янукович. Кравчук не Зеленский. Навальный не Ющенко. Россия не будет обсуждать Белоруссию с Польшей. Украина может выпасть из Нормандского формата. В России может появиться новый лидер прозападной оппозиции.

О новой реальности, в которой Россия оказывается раз за разом не по своей воле, и о недостатках стратегического планирования на примерах Украины и Белоруссии обозревателю «ПолитНавигатора» Валентину Филиппову рассказал Олег Царёв, – украинский политик и народный депутат, поддержавший Русскую Весну.

Валентин Филиппов: Наша импровизированная студия сегодня находится в городе Ялте, в санатории имени Кирова, где не отдыхает Олег Анатольевич Царев.

Здравствуйте, Олег.

Олег Царёв: Здравствуйте.


Валентин Филиппов: Олег, скажите, а вот если бы Янукович в 2014-ом году с автоматом к ОМОНу пришел и сказал: «Ребят, давайте их шуганем все вместе», может быть, что-то поменялось?

Олег Царёв: Дошли бы до польской границы. К сожалению, как у нас говорят, как бы сказать это аккуратно, «Если у Януковича не было тестикул, то у батьки Лукашенко их в двойном размере». К сожалению, вот позиции лидера не хватало.

Я могу себе представить, с каким чувством сейчас Янукович сидит и смотрит на Лукашенко, у которого рейтинг гораздо меньше, насколько я понимаю, в белорусском обществе, чем у Януковича было тогда. И Украина разделенная, она всегда разделенная, каким бы Янукович ни был крохобором и всем остальным.

За него половина Украины выступала по той причине, что они понимали, те, которые живут на левой стороне Днепра, что те, которые придут, они явно против них. Поэтому поддержка половины Украины, причем активная, была за спиной у Януковича, и только его вялая позиция привела к тому, что мы проиграли.

Валентин Филиппов: В самой Белоруссии, ваши представления: настолько ли сильно вмешательство во внутренние дела Белоруссии Запада, насколько это было на Украине? Потому что я так вижу, что кроме Польши и Литвы никто особо не активничает.

Олег Царёв: Даже Польша и Литва заявляют о том, что «Мы понимаем, что Белоруссия – это зона интересов Российской Федерации. И мы бы хотели, чтобы прошли повторные выборы, или начался какой-то транзит, передача власти, ушел Лукашенко, потому что он слишком такой вызывающий». И, тем не менее, они понимают то, что это зона интересов России, они согласны с Россией.

Вот эти публичные призывы, которые сейчас идут к Российской Федерации со стороны Польши и Литвы о том, что «Давайте создадим некий консенсус по Белоруссии, консенсус в том, что Лукашенко должен уйти. Да, Белоруссия остается за Россией, но Лукашенко должен уйти».

Единственное, что Россия точно не будет обсуждать это ни с Польшей, ни с Литвой. Если надо с кем-то обсудить, она обсудит это с Соединенными Штатами, которые дадут команду Польше и Литве.

Ты совершенно прав: нет такой работы спецслужб и посольства, какая была у нас на Украине. Много отличий между Украиной и Белоруссией в пользу Белоруссии: нет олигархов, все помнят, как приезжала Нуланд, не встречаясь с президентом, ехала к Ренату Ахметову, к Пинчуку и выкручивала им руки, и меняла их позиции. И олигархи поменяли позиции, а у них были свои СМИ, свои предприятия, свои депутаты в Верховной Раде, которые сразу же начинали менять свою позицию, Януковичу было сложно.

Нет олигархов, нет такого количества неправительственных организаций. Я уже говорил о том, что у нас в Украине нет даже сельского района, в котором не было бы филиала какой ни будь неправительственной организации, хотя бы филиала. Первый студенческий майдан, это были только НПОшники и католический университет киевский. И вот они держали первоначальный майдан, они на него ходили как на работу.


В Белоруссии такого нет. Нет такой наглой работы посольств. У нас лидеры оппозиции ходили, как на работу. И они бы точно так же как в Белоруссии перессорились бы друг с другом, если бы посол Соединенных Штатов не сидел и не говорил: «Делать так или так. Ты будешь главный или ты будешь главный». И фактически были организующие силы, деньги, которые массово завозились в Украину.

Я как-то предоставил России-24, Жене Попову, фотографии, как дипломатическая почта самолетами Люфтганзы везли и перегружали деньги в посольство Соединенных Штатов прямо в инкассаторские машины. Мы ничего не могли с этим сделать, мы могли только взвешивать дипломатическую почту. Ну, взвешивалась она, стала в тысячу раз более тяжелой, открывать эти мешки мы не имели права.

Валентин Филиппов: Могли бы посчитать сумму, потому что вес одной купюры вы примерно знаете, там разделил, вычел вес ящика.

Олег Царёв: Монополия на СМИ была в Белоруссии. Да существуют телеграм-каналы, но монополия на СМИ…. Все-таки, за редким исключением, вертикаль власти Лукашенко не сдала. Как мы не могли отключить метро, мы в центре Киева не могли отключить метро, потому что мэр, которого мы поставили Володя Макевин, его поставил Левочкин, настоял. Я его великолепно знаю много лет, потом Володя Макевин был номинальным владельцем у Петра Порошенко.

Валентин Филиппов: Подождите, но у вас что, наглости не хватает? Вот смотрите, эти поехали депутаты, привезли покрышки, подожгли, а вы что, не могли фундаментный блок завести в метро и кинуть на рельсы? И всё, и метро закрыто.

Олег Царёв: Это власть должна делать. Мы не могли отключить электроэнергию и тепло захваченных зданий. Только мы отключили…. Не, ну, как отключили – пошел парень и просто вырубил, а потом ломом там хорошо поорудовал, в этих ящиках, чтобы отключить электроэнергию. И вот Ахметов сразу же выделил машину, которая приехала и поменяла эту подстанцию целиком, чтобы подача электроэнергии не прекращалась ни на час.

Вот в таких условиях приходилось работать. И, тем не менее, я хочу сказать, что у Януковича были все шансы вплоть до последних дней, когда уже захватили склады с оружием, когда он ещё мог навести порядок в стране.

У Лукашенко другая ситуация: он слишком долго находится в Белоруссии, людям надоело. Можно выехать из села, но село из тебя не сразу выезжает, поверьте мне – я сам наполовину сельский. Он на эмпатическом вот таком уровне белорусскую интеллигенцию раздражает.… Они просто уже не могут его видеть ни по телевизору, ни слышать его голос…

Валентин Филиппов: Да пусть не смотрят. Демократия – это когда забываешь отчество у тирана, правильно? Можно было бы ну просто игнорировать его и все.

Олег Царёв: Демократия – всегда идет смена власти, ну невозможно… Я понимаю, что вот если бы пришли вот эти вот к власти, прошло бы лет 5, и Лукашенко просили бы вернуться, причем просил бы весь народ, и хором, и та же самая интеллигенция, которая сейчас его категорически не воспринимает, молодежь, интеллигенция….


Валентин Филиппов: Но понимаете в чем беда, вот у нас тоже говорили: «Кучма вернись» или «Янукович прости», но дело в том, что люди же тоскуют не по Кучме, а по временам Кучмы. А фарш обратно не поворачивается. Если взять Кучму и поставить президентом сейчас, то это будет такой же Зеленский, только старый.

Олег Царёв: Все правильно. Но Лукашенко смог добиться многого: Белоруссия действительно цветущая республика, на момент распада Советского Союза это была одна из беднейших республик, сельскохозяйственная, все над ними смеялись «Бульбаши, картошка, бульба». А что, у них сейчас все отлично, у них нет олигархов, у них дороги, у них сохранилось сельское хозяйство, у них нет такой коррупции…

Валентин Филиппов: Олег Анатольевич, то что Украина вдруг неожиданно имела в лице Лукашенко если не союзника, то болельщика в какой-то мере, и то что Украина вдруг влезла в эти игры, начала признавать-непризнавать, требовать выборов новых, ещё чего-то…. Не допустила ли Украина одну из самых больших ошибок в своей внешнеполитической деятельности?

Олег Царёв: На Украине все так плохо, что допустила бы она эту ошибку или не допустила бы, это бы не очень сильно бы на что-то повлияло. Конечно же, это ошибка. Конечно же, вот эти игры с перехватом ЧВКшников, которых там хотели получить из Белоруссии, потом эта истерика в администрации президента о том, что «Не дали, а как же так, не дали» …

Валентин Филиппов: И не должны были.

Олег Царёв: Не, ну они ссылались на то, что была какая-то предварительная договоренность. Мне сразу стало понятно, когда Лукашенко сказал, что «Будем поступать по закону», было очевидно, что он никого не выпустит, потому что по закону. Потом заявления Зеленского, наставления какие-то. Да ты у себя в стране разберись, наведи порядок, а потом будешь Лукашенко говорить, как ему проводить выборы повторно, не проводить. Он ему посоветовал провести повторные выборы в такой ситуации.

Посмотрим какая у тебя будет ситуация сейчас, после местных выборов, или, когда какие-нибудь националисты выйдут маршем под администрацию президента и потребуют повторные выборы. Теперь сразу скажут: «Ты ведь Лукашенко говорил проводить выборы, если народ попросит, так давай проводи, что ж ты».

Валентин Филиппов: Скажите, а вот сейчас в российских СМИ, за Белоруссией мы этого не замечаем, к сожалению, на Донбассе пошел какой-то осторожный оптимизм по поводу заявлений Кравчука, что «Вот Кравчук, вот поменялась риторика» … Считаете ли вы, что там поменялась риторика, и что Кравчук говорит какие-то вещи, которые вселяют надежду?

Олег Царёв: Ну, я бы закончил сейчас пару слов про Лукашенко.

Валентин Филиппов: Да.

Олег Царёв: Я считаю, что ситуация гораздо лучше, чем была у него на момент майдана. Ситуация сейчас кардинально улучшилась, все выложили карты, у всех понятно, кто чем играет. Он может сейчас сталкивать Россию и Европу, он может играть с протестующими, зная, что протестующие не нацелены на какие-то решительные действия, у них нет лидера, в стране нет оппозиции, протесты некому подхватить, нет структуры.

Поэтому шансов у оппозиции Лукашенко очень мало. Мало – не значит, что их нет. Вспомните, сколько стоял майдан в Киеве, пока все это сформировалось и пока Януковича все-таки заставили уйти в отставку. Поэтому будем смотреть, будем наблюдать, но все равно шансов у Лукашенко больше.

И, тем не менее, я хочу сказать, что, если Лукашенко победит, это будет пиррова победа. Транзит власти начался тогда, когда вышли протестующие и недовольные. Лукашенко может с этим мириться, может обнадеживаться тем, что сейчас он все разрулит и будет как раньше. Как раньше не будет. И то, что сейчас происходит в Белоруссии – это сигнал для всех элит постсоветского пространства: люди устают от лидеров, власть должна меняться. Она должна меняться хотя бы ради того, чтобы со сменой лидера не шла революция и слом государства.

Валентин Филиппов: Олег Анатольевич, я считаю, что с одной стороны вы правы, лидеры должны меняться. Но, что касается Белоруссии, я думаю, что все-таки ещё рановато. Николаю пока только 16 лет. Я думаю, что надо подождать ещё хотя бы лет 5.

Олег Царёв: Я не думаю, что на счет Николая это тоже была хорошая идея. Вот эта манера Лукашенко возить за собой сына всюду и представлять его чуть ли не как приемника. Я могу себе представить, что думают белорусы, они думают – «О боже» …

Валентин Филиппов: Подождите, после Александра I был Николай I, все логично.

Олег Царёв: Мне кажется, это была последняя капля.

Валентин Филиппов: С автоматом. В тяжелые времена рядом с папой.

Олег Царёв: С автоматом, конечно, он молодец. Я просто аплодировал стоя…

Что касается Кравчука, все будет зависеть от того, сможет ли хоть тушкой, хоть чучелом протянуть формулу Штанмайера Зеленский через Верховную Раду. Вот сейчас зашло письмо Кравчука в Верховный Совет, попало в комитет, Разумков будет делать все, чтобы проголосовали. Если они проголосуют, значит, мы будем находиться в одной реальности, если не проголосуют – в другой. Прогнозы делать сложно.

Будут договариваться с Порошенко, будут размениваться на какие-то вещи, которые не будут объявляться в эфире, будут разговаривать с другими игроками в парламенте. У Зеленского сейчас нет монополии. Но формула Штанмайера, она согласована не только с Российской Федерацией.

Это консенсус всех переговорщиков Нормандской Формата. И Зеленскому крайне неудобно сейчас стоять на той позиции, в которую его поставил Порошенко, и продолжает говорить о том, что «Нет. Сначала граница, потом выборы». Этого уже никто не понимает.

Валентин Филиппов: Я понимаю. Сначала выборы, потом граница, формула Штанмайера. Но, простите, существует ещё закон об оккупированных территориях. Кроме этого существуют закон об образовании, закон о языке. Это всё появилось за последние 5 лет.

В конституцию внесены изменения про НАТО, про Евросоюз. То есть, на сегодняшний день эта Украина не та, с которой подписывались Минские соглашения. Это не та Украина, с которой можно быть в одном пространстве, даже имея самую широкую автономию. Это та Украина, которая должна исчезнуть.

Почему мы требуем отмены какой-то фигни про то, что осенью выборы должны проводиться везде, а не только там, но мы не требуем «Не, ребята, закон о языке – нахрен, из конституции НАТО – нахрен, из конституции евроинтеграцию – убираем, нейтральный статус в конституцию – всовываем. Русскому языку – статус второго государственного».

Или хотя бы вернуть закон Кивалова-Колесниченко, по нему жить по поводу языка. А иначе, какой смысл с этой Украиной разговаривать? Это уже другая Украина.

Олег Царёв: Мы сейчас не говорим о том, что будет проголосовано заявление-просьба Кравчука и все, вопрос решен. Я говорю о том, что если это будет сделано, мы попадаем в новую реальность, в которой ещё Зеленский является каким-то переговорщиком в нормандском формате.

Валентин Филиппов: Перед выборами можно будет его посветить лицом совместно с Меркель, с Макроном и с Владимиром Владимировичем Путиным…

Олег Царёв: Совершенно верно.

Валентин Филиппов: И они смогут в совместное коммюнике какое-то, и даже могут в кадре стоять.

Олег Царёв: Никто не говорит о том, что это все – финиш – Донбасс уходит в Украину. Это начало долгого пути. Просто, если этого не будет, то ситуация для Украины не очень красивая. Зеленский не в очень красивой ситуации. Я думаю, что они сейчас будут прилагать все усилия для того, чтобы остаться в переговорном процессе.

Поэтому здесь развилка истории состоит в том, что, либо Украина остается переговорщиком с каким-то нормальным лицом в этом переговорном процессе, либо Украина теряет свое лицо и теряет вообще необходимость нормандского формата и всех этих встреч.

Валентин Филиппов: Скажите пожалуйста, а какими данными надо обладать, чтоб отравившись грибами, тебя везли лечить в Германию? Я вот сегодня пытался записаться в поликлинику к зубному. Может, я неправильно записываюсь?

Олег Царёв: Поговорим про Навального?

Валентин Филиппов: Давайте про Навального.

Олег Царёв: Ну, в этом большое отличие. Если ты политик, активист, выступаешь за какие-то славянские ценности, за дружбу с Россией, тебе никто не подаст никогда руки. Это твой личный выбор…

Валентин Филиппов: Причем даже в Кремле не подаст руки, я хочу подчеркнуть.

Олег Царёв: Особенно в Кремле. Для того чтобы себя не дискредитировать. Совершенно другая ситуация. Вот вспомни, был у нас Василий Волга. Пару слов надо было сказать, и его посадили в тюрьму, когда Симоненко так чужими руками убрал своего конкурента внутри партии, ну пророссийский политик…

Валентин Филиппов: А потому что не надо лезть в финансовые пирамиды. Вот я так скажу – если ты пророссийский политик, тем более от коммунистов, от левых, чего ты лезешь управлять кредитными союзами. Тем более на стадии санации, ликвидации.

Олег Царёв: Ну, я не знаю всех нюансов, я знаю о том, что если бы он был бы каким-нибудь СОРОСовским птенцом, то никто бы естественно не тронул…

Валентин Филиппов: Естественно.

Олег Царёв: Я думаю, это бесспорно. Никто бы ничего не делал. Та же ситуация с Навальным. С Навальным ситуация конечно же очень такая, знаете, непростая для Российской Федерации. Понятно, что начинается игра. И в этой игре Россия будет только защищаться.

Я вспоминаю отравление Ющенко: так получилось, что я тогда был в штабе Януковича. Я был одним из руководителей партийной организации, крупнейшей в Днепропетровской области. Я имел отношение к событиям в ЦВК, это была первая революция, и вот, в отличие от очень многих моих коллег с партии регионов, я остался в стране.

И вот как-то перед парламентом я сижу, смотрю новости, а там Луценко говорит о том, что «следствие установило имена двух народных депутатов, которые привезли отраву диоксин в страну, которым был отравлен Ющенко».

Я сижу и думаю «А вот интересно, а кто же это?»

Валентин Филиппов: Ну, кто… Я знаю – кто.

Олег Царёв: Приезжаю в парламент, подхожу к руководителю следственной группы, которая была создана в Верховной Раде. Владимир Сивкович, внефракционный депутат. Говорю – «Володя, а кто эти два депутата?». Он смеётся и говорит: «Один – ты, а второй – Сережа Ларин». Я говорю: «Так я все равно не выезжал, ты ж знаешь я все равно в Днепропетровске, там выборы перевыборы проводил, как там было все сложно». Он говорит: «А никого не волнует». Но смеется дальше и говорит: «Ну ты не переживай».

Я после этого пришел к Луценко и сказал, что если они прямо сейчас называют фамилии народных депутатов, я прямо сейчас собираю пресс-конференцию».

Получилось, что Ющенко очень тепло поужинали салом, самогонкой с руководством СБУ, тогда во время избирательной кампании. Ужин проходил, беседа была о том, чтобы СБУ не вмешивалась в президентские выборы, которые будут. «Кучма все равно уходит, я, скорее всего, выиграю, давайте вы себе не портите послужной список» и так далее.

Как водится, когда встречаются с военными или околовоенными структурами, выпито было немало. У него разыгрался панкреатит, и потом у нас было три версии, из-за чего у него это все получилось: первое, это было пищевое отравление, второе, это красная волчанка и третье – розовые угри, такое название есть розецца. 40-50 лет у мужчины внезапно начинаются такие вещи. И он уехал сразу же в Австрию, было совещание в СБУ.

Я хочу сказать, что подняли всех наших спящих, неспящих агентов в Австрии, в Германии, подключили как бы дружественные силы, скажем так. Отслеживалось все, была наружка, телефонные переговоры, передвижения, телефонные переговоры людей, с которыми они контачили, все было подшито. Его положили в кардиологическую австрийскую клинику и отправили его анализы в Голландию на фирму, которая проверяет мясо перед тем, как оно поступает в продажу. Его проверяли на диоксин…

Валентин Филиппов: И отправили в продажу.

Олег Царёв: И заключение было о том, что норма диоксина в 1000 раз больше, чем можно допускать в продуктах к употреблению. Таким образом, мы посчитали, что он должен был просто сидеть и в сухую ложкой есть этот диоксин для того, чтоб набрать такую норму и жить после этого он, конечно же, не должен был. Немножко промахнулись с анализами.

Так вот, ЦРУшники напрямую управляли этим процессом, напрямую звонили врачам, все состыковывали. Причем даже через головы немецких спецслужб, не особо подключая их в этот процесс.

Все это было задокументировано, все это было в тот момент времени, пока ещё Кучма был президентом, все это документировалось, и все это легло папочкой к Сивковичу. Потом, в конце концов, когда Ющенко стал президентом, мы многократно выходили на трибуну, требовали продолжения расследования. А расследование-то можно было сделать всего одним анализом, один анализ – диоксин никогда не выводится из организма, никогда. Он всегда остается в каких-то остаточных количествах. Если сегодня у Ющенко взять анализ крови, можно сказать, что тогда он обманывал, четко и определенно.

Валентин Филиппов: Все вы крови Ющенко хотите, я понимаю.

Олег Царёв: Ющенко сделал всё для того, чтобы не сдать анализы, а потом он поддержал Януковича на президентских выборах и вопрос пересдачи анализов ушел в небытие. Володя Сивкович, в конце концов, все-таки был вынужден, когда прошло время, ему нужно было подбивать итоги комиссии, он на пресс-конференции выложил эти данные. Ни одно СМИ его не перепечатало.

Перед пресс-конференцией с ним был настоятельный разговор из посольства Соединенных Штатов о том, чтобы он не проводил эту пресс-конференцию, и через некоторое время у него погиб в автокатастрофе сын. Я просто его очень хорошо знаю, я знаю, что он уверен в том, что эти два события связаны. Не знаю, правда или нет, но он в этом уверен.

Вот сегодняшняя ситуация с Навальным…

Валентин Филиппов: А лицо изменится у него?

Олег Царёв: Да, как когда мы взяли протоколы, по каким лечили Ющенко, то его лечили как от этой угревой розовой сыпи. Из трех диагнозов, которые мы себе предполагали, мы склонились к этому. Тем более что эта штука начинается у мужчин примерно в этом же возрасте и начинается либо с сильного солнечного ожога, либо с пищевого отравления, либо с какого-то нервного срыва, а там, наверное, было…

Валентин Филиппов: Всё. И в солярии заснул.

Олег Царёв: В 2008 году ВВС Давид Жвания дал интервью, где подробно рассказал, как сидели, как принимали решения, как он был против того, чтобы выдавать состояние Ющенко за отравление, кто настоял на этом. И Жвания говорит, что «я был против, потому что понимал, что всегда во всем, вот сколько лет ни пройдет, всегда в любой момент времени можно подвесить Ющенко и можно проверить его анализы».

Вот такая же ситуация сейчас с Навальным. Я почему рассказал эту ситуацию? Потому что, ну, во-первых, я помню, токсиколог очень активно участвовал, токсиколог из клиники Шарите, куда сейчас поместили Навального. Те, кто в России, наверное, не помнят этой ситуации: это был просто шабаш какой-то. Все СМИ писали о том, что это диоксин, скорее всего из России, как его везли, как травили…

Валентин Филиппов: Ну, там сомнений то нет, на самом деле.

Олег Царёв: Ну, во-первых, я хочу сказать, что мне жалко Алексея Навального. Он расследовал коррупцию, расследовал достаточно хорошо, я смотрел его передачи, все было доказательно, документировано, не хватало только посадок и отстранений после его репортажей.

Валентин Филиппов: Ну, я догадываюсь, где он информацию брал.

Олег Царёв: Ну, я считаю, что в условиях несменяемости власти в Российской Федерации, некого застоя, который мы сейчас наблюдаем, вот эта деятельность, она явно шла на пользу российскому обществу. Нельзя чиновникам, нельзя власти дать полностью почивать на лаврах, они очень склонны к этому, к тому, чтобы застыть в собственном величии. Их надо инициировать на работу.

Поэтому деятельность, которую он проводил, у вас может быть своя точка зрения, я знаю, что многие со мной не согласятся, но я считаю что, особенно в условиях того, что российская оппозиция зачастую, скажем так аккуратно, играет в поддавки с властью…

Валентин Филиппов: Да.

Олег Царёв: И той деятельностью, которую должна вести оппозиция, вскрывать коррупцию, указывать на недостатки, к сожалению, этой деятельности в Российской Федерации в том виде, в котором бы нуждалось российское общество, а особенно российская власть, её мало. Может быть, я бы даже сказал больше. Я категорически не согласен с тем геополитическим выбором, который видит Навальный для России.

Валентин Филиппов: Да…

Олег Царёв: Я считаю, что если такие как он, стали бы в руководстве Российской Федерации – это была бы катастрофа. Очередная катастрофа 90-х годов, когда будут сдаваться все интересы Российской Федерации. Но чтобы люди с похожими желаниями – бороться с коррупцией, вскрывать всякие недочеты, находились и в Государственной Думе и в местных советах и краевых собраниях, это было бы хорошо. Вот я знаю, что там Поклонская не голосовала за пенсионную реформу, мой товарищ Алексей Журавлев из партии Родина…

Валентин Филиппов: Ну, мне кажется, что за пенсионную реформу в принципе не голосовал никто. Просто некоторые нажали кнопку, потому что начальство попросило. Путин был против пенсионной реформы. Все были против.

Правительство тоже было против, они говорили «Мы проводим эту пенсионную реформу, потому что у нас вот есть тезисы от президента и у нас только так получается, а так мы против». Все были против.

Оно само.

Олег Царёв: Валерий Рашкин выступает зачастую, как настоящий парламентский деятель. Сергей Шаргунов. Вот я называю людей, с которыми, как правило, дружу.

Валентин Филиппов: Ну, так… А вы умеете выбирать друзей, я вам должен сказать. Это просто… у вас вкус есть.

Олег Царёв: Возвращаясь к Навальному. Ситуация, в которую он попал… я не знаю, кто его отравил и отравил ли. Вот в Украине у меня, когда проходят какие-то события, у меня гораздо больше информации, я знаю одних, вторых, третьих, могу позвонить. У меня много той информации, которая не печатается в СМИ. Я могу набрать, там, Давида Жванию и спросить: «Давид, что там будет дальше?». Могу еще кого-нибудь, могу действующих депутатов, и так далее.

Здесь у меня такой информации нет. Но, из того, что я вижу – я вижу, что против России начинается длинная игра. И здесь, к сожалению, придется только отбивать удары. Теперь Навальный на той стороне, то есть он на Западе. Единственное что, мне кажется… я видел настолько циничную игру Запада против Украины… что я понимаю, что если бы нужно было бы, чтобы Навальный все-таки отравился, он бы не выжил.

Валентин Филиппов: Так что, из него нового лидера хотят делать? Вот он сейчас вылеченный вернется…

Олег Царёв: Мне кажется, что из него будут делать политика… переводить его из блогеров в политики. Вот эта ситуация, которая сейчас произошла, она вынудила легализовать Навального. Посмотрите, до сих пор, вот до последних событий, фамилию Навального не называли в российских СМИ. Было табу на то, чтобы называть его фамилию, очень редко называли, для того, чтобы не превращать его в политика.

Сейчас его фамилия звучит везде и на российских СМИ, особенно часто она звучит за границей. Он превращается в лидера, и он вернется в Россию уже с неким иммунитетом, политической известностью. Поэтому, по крайней мере, за его жизнь я спокоен. Здесь такая ситуация цугцванга. Вот его отравили, и дальше уже ничего нельзя было сделать.

Вот когда был Боинг, когда сбили Боинг, ну, я просто был в шоке от того, что Российская Федерация выдала все эти остатки Боинга… ну, с помощью Российской Федерации Республики отдали остатки…

Валентин Филиппов: Ну, да.

Олег Царёв: И как минимум не потребовала, ну хотя бы, чтобы ее включили в эту группу, которая…

Валентин Филиппов: Ну, я не знаю, хотя бы эти черные ящики надо было самим расшифровать…

Олег Царёв: Надо было всё делать самим, да. Ну, уж как минимум, если было принято решение выдавать, то надо было потребовать, чтобы Россия была там полноправным членом. Ведь она не участвует в этих всех мероприятиях, а то, что там происходит – ее касается, в этой комиссии.

Вот с Навальным, такого даже тут и требовать нечего. Тут у России выхода не было. И дальше понятно, что будет происходить, и Российской Федерации, российской власти просто надо теперь встраиваться в новые условия. Надо готовиться, чтобы не получилось как в Белоруссии, что то, что произошло, для Лукашенко было как бы открытием. Я смотрел, он стоял на митинге, ему кричали: «Уходи», а он стоял с обиженным лицом.

Валентин Филиппов: Ну, правильно. Потому что, что значит «Уходи»? Нет, ну, Олег Анатольевич, вот, знаете, вы тоже ловитесь на эти западные нерусские штучки. Понимаете? Вот это вот: «Вот, он был блогером – станет политиком, у него теперь другой статус, его упомянули в СМИ…»

Надо топнуть ногой и разогнать всю эту шоблу. Понимаете? Эта шобла будет всё время, прикармливаемая Западом, эта шобла всё время будет пытаться у нас раскачать ситуацию. Разогнать их у чертовой матери.

Олег Царёв: Как минимум надо понимать, что будет происходить дальше, и дальше принимать решения.

Валентин Филиппов: Не надо играть по их правилам, вот и всё.

Олег Царёв: Не должно быть неожиданным то, что будет происходить, для российской власти, оно не должно валиться на голову как «О, сегодня вот это. О, завтра вот это». Надо заниматься стратегическим планированием.

Валентин Филиппов: Хорошо. Что я еще хотел спросить?

Олег Царёв: Мы обо всем поговорили.

Валентин Филиппов: Да вроде обо всем.

Олег Царёв: Надо как-то заканчивать.

Валентин Филиппов: Да, надо заканчивать. Ну, что. Я надеюсь, что Навальный в Белоруссии удержит свои позиции, что Лукашенко останется президентом Союзного государства, что Кравчук наконец-то сместит Кучму, Порошенко и Зеленского. А в Одессе будет новый мэр.

Олег Царёв: Надо пожелать российской власти успехов. Хотелось бы, чтобы вместо тактики начали заниматься стратегией. Ну и, конечно же, надо быть сильными. Только с сильными считаются.

Валентин Филиппов: Согласен. Огромное Вам спасибо. До свидания.

Олег Царёв: До свидания.
https://youtu.be/Ttw5ui1y3aA
https://www.politnavigator.net/donbass-belorussiya-navalnyjj-protiv-rossii-idjot-igra-na-izmor.html

СМЕНА ПРАВИТЕЛЬСТВА УКРАИНЫ. ЗЕЛЕНСКИЙ В ПОИСКАХ ДЕНЕГ И РЕЙТИНГА

Новое правительство Украины может возглавить Сергей Тигипко. Или Валерий Хорошковский. Или Арсен Аваков. Или Юлия Тимошенко. Или Дубилет с Дубиной. Всё зависит от Сороса. Или от МВФ. Или от Коломойского. Или от Джулиани.

В правительство могут войти Зеркаль, Шмыгаль, Сольский, Витренко, Демченко, Уманский, Степанов, Палица, Гриневич, Третьякова. О том, кто все эти люди, обозревателю «ПолитНавигатора» Валентину Филиппову рассказал Олег Царёв, депутат Верховной Рады четырёх созывов, поддержавший Русскую весну.

Валентин Филиппов: Здравствуйте, дорогие телезрители, ютубозрители, интернетзрители, а также читатели «ПолитНавигатора». У нас в гостях, как всегда, Олег Царев. Олег, здравствуйте.

Олег Царев: Здравствуйте, Валентин.

Валентин Филиппов: Олег, скажите, пожалуйста, появление в информационном поле Украины Сергея Тигипко – это он сам о себе напоминает, или же им кого-то пугают? Хотя, я не знаю, он не страшный совсем. Или же это всерьез, что он будет представлять интересы кого-то из нынешних центров сил на Украине и вне её?

Олег Царев: Вот чем мне нравится Украина, так это тем, что мы всегда всё знали там, всё, что происходит. Мы знали, кто зашел там к очередному президенту, кто его завел, о чем они поговорили, какие деньги будут делиться, кого куда назначат, и почему это будет происходить.

Валентин Филиппов: Первый признак демократии.

Олег Царев: Да. Потому что маленькая страна, и мы, как бы, в ней жили, и всё прекрасно понимали. В России немножко по-другому. Здесь даже близкие люди к руководителю государства не всегда знают о том, что будет происходить. Ну, вот, по крайней мере, по смене премьера, которая была в России.

Я знаю, что мэр одного из крупных городов в Российской Федерации до последнего считал, что это будет он. Для него было, когда Медведев ушел в отставку, ну вот, ну вот давайте, вот…

Валентин Филиппов: «Я согласен».

Олег Царев: Оказалось, что не так. Вот. Поэтому на Украине, да, многие говорят про Тигипко, и говорят не зря. Почему? Я сейчас объясню. Да, действительно, Зеленский, об этом говорили много раз, где-то четыре раза уже обсуждалось, вот так вот, внутри команды Зеленского, если вспоминать прошедшее время, возможность отставки действующего премьера.

Очень активно об этом проговорили после вот этого скандала с прослушкой в кабинете Гончарука. Вы помните, что тогда МВФ, Сорос, Пинчук, Кучма, был задействован Мировой банк, были задействованы все инструменты для того, чтобы Гончарук остался.

Но, тем не менее, у всех после этого не было сомнения в том, что его поменяют.

Вот, в общем-то, сейчас опять вплыла тема о том, что премьера надо менять, опять Сорос категорически против, и все вот эти финансовые институты, которые я перечислил, тоже категорически против. Они говорят о том, что премьера надо менять, мы не возражаем против замены премьера, мы даже найдем вам, кого поставить на место этого премьера.

Валентин Филиппов: Да, ну естественно. А кто же его еще найдет?

Олег Царев: Вот. Не переживайте, да, не останетесь без внимания, но мы хотели бы, чтобы действующий премьер ушел после того, когда он выполнит две задачи: он проголосует закон о земле в Верховной Раде Украины, при нем будет проголосован, и пройдет, будет принят, закон о запрете реприватизации «Приватбанка», чтобы Коломойский заново решениями судов не смог стать собственником «Приватбанка», потому что у команды Сороса на него далеко идущие планы, на этот банк. Вот.

Тем не менее, сейчас возникают опять разговоры о замене действующего премьера. Возникают по нескольким причинам. Первая: валится рейтинг Зеленского. Зеленский уверен, что он валится из-за действий правительства. Здесь не так важно, что происходит на самом деле, самое главное, что Зеленский действительно сам уверен, что падение его рейтинга связано в основном с действиями или бездействием Гончарука. Как говорят, Медведева когда отправили в отставку, он сказал: «Ну как же так? Я же ничего не делал».

Валентин Филиппов: Логично, да.

Олег Царев: Здесь Зеленский считает, что падает его рейтинг. Это первая причина. Вторая причина – это то, что действительно падает производство. Уже седьмой месяц падает промышленное производство на Украине, и падает достаточно большими цифрами. И ничего не указывает на то, что ситуация поменяется и наступит рост.

Падают доходы населения, падает даже сельское хозяйство, не на большие проценты, но все равно падает. И на западе, и на востоке. И Зеленский считает, что это – действие правительства. Вернее, бездействие.

Поэтому обсуждаются различные варианты. Какой бы список, кто входит в эту команду, кого могут сейчас сосватать, кого обсуждают на должность премьера? Ну, давайте я, чтобы не запутать телезрителя, я попробую по рейтингу называть.

Валентин Филиппов: Да. Давайте.

Олег Царев: Назову Тигипко под номером один, и сразу же перейду к Хорошковскому, а потом вернусь к Тигипко.

Валентин Филиппов: Договорились.

Олег Царев: Значит, номер один – Тигипко, номер два – Хорошковский. Почему Хорошковский? Потому что Хорошковский был одним из спонсоров президентской кампании, серьезных финансовых спонсоров, в не меньшей степени, по словам некоторых товарищей, в большей степени, чем Игорь Валерьевич, и вообще ничего не получил по итогам этого раздела, в общем-то, прихода к власти. Он допустил ошибку, уехал сразу же после выборов президента за рубеж…

Валентин Филиппов: Праздновать.

Олег Царев: … потом через некоторое время приехал, уже было поздно, Богдан был назначен. В общем-то, ему обещали должность премьера, ему обещали потом, ну, премьера не получается, получишь начальника СБУ, не дали начальника СБУ, потом сказали о том, что, ну, таможня уж точно будет за тобой, не дали начальника таможни. И он все время, в общем-то, находится в тени.

И Валерий вышел на президента с таким предложением. Если вы знаете, то последних пару месяцев у команды Зеленского серьезные перебои с финансированием. Депутаты в Верховной Раде страдают, в «Слуге народа», им перестали выдавать конверты. Да, им выдавали, там, от 5 до 10 тысяч долларов, в зависимости от статуса и задач выдавали конверты. Кому больше, там, по редким случаям. Но пару месяцев они не получали…

Валентин Филиппов: Это им в месяц выдавали или за голосование?

Олег Царев: В месяц. Поэтому Хорошковский сказал о том, что… Да, впереди на носу избирательная кампания, местные выборы, нужны деньги. Хорошковский сказал: «Я сразу же в день назначения готов внести 300 миллионов долларов на местные выборы. Я готов обеспечить до 2 миллиардов в год черного кэша, то есть наличных денег, на всевозможные политические проекты: на Верховную Раду Украины, на, там, выборы, перевыборы, на политические проекты, на СМИ и так далее, и так далее. И третье, я готов обеспечить лояльность «Интера»». Вот эти три факта.

Ну, и четвертое, Зеленский уверен, что, конечно же, что немаловажно, Хорошковский более профессионален, чем Гончарук. И это бесспорно.

Валентин Филиппов: Ну, да. Но что скажут производители самокатов?

Олег Царев: Причем, Хорошковский сказал, что в принципе я готов весь этот пул, который я назвал, вот эти четыре пункта, обеспечить в том случае, даже если я не буду премьером, но я буду руководителем таможни, и СБУ не будет мешать, либо я буду начальником СБУ и буду контролировать…

Валентин Филиппов: Таможню.

Олег Царев: … таможню, да. Я когда-то уже говорил о том, что за все времена независимости Украины, вот как бы ни пытались там бороться с контрабандой, кто бы ни находился у власти, от полутора до двух с лишним миллиардов долларов – это доходы от контрабанды. Причем, это отдельно идет торговля наркотиками и всякие такие вот тяжелые вещи. А это вот чисто законная контрабанда. Причем обратите внимание – деньги от контрабанды, они очень хороши для власти, потому что, ну, не остается практически никаких следов.

Валентин Филиппов: Ну, да.

Олег Царев: То есть, это не то, что Порошенко воровал на оборонке.

Валентин Филиппов: Из бюджета.

Олег Царев: То есть, оставались, там… были завышены цены, были понятны фирмы, были офшоры, деньги проходили и до сих пор, в общем-то, пожалуйста, можно возбуждать уголовные дела. Здесь – нет.

Валентин Филиппов: Во все века, насколько я понимаю, грабить на дороге – это было самое такое вот… И вот этим занимались в горах на Кавказе, этим занимается Украина. По большому счету, это же грабеж на дороге, правильно? То есть, люди что-то везут, а мы собираем.

Олег Царев: Будучи депутатом, входящим в комитет по налоговой и таможенной политике, будучи одним из авторов таможенного кодекса, в свое время я пытался заставить таможню проводить ежемесячные сверки по хотя бы странам, у которых основной оборот, годичный оборот с Украиной. У меня это не получалось, я не мог заставить, чтоб, например, раз в месяц пограничники или таможенники сверяли количество и стоимость грузов, которые приходят, например, из Польши в Украину. Они не хотели этого делать категорически.

Валентин Филиппов: Ну, естественно, ну, извините меня пожалуйста.

Олег Царев: Потому что… ну, всё понятно.

Валентин Филиппов: Вас депутатов много, а таможня у нас одна.

Олег Царев: Да. Вот. Поэтому вот такая ситуация. Значит, что работает против Хорошковского? Вот всё вроде бы у него хорошо: и Зеленскому нравится, и пакет предлагает хороший. Категорически против Аваков и Коломойский. Категорически. Ну, и остальные олигархи его тоже недолюбливают. Если брать следующих кандидатов, вот по очереди, первый – Тигипко, второй – Хорошковский, третий – Аваков…

Валентин Филиппов: Ну, это понятно.

Олег Царев: Ну, об этом мы говорили, не будем повторяться. Тимошенко. Обратите внимание, не смотря на то, что Тимошенко очень активно себя предлагает Зеленскому. Она вот каждый день практически выходит на телеэфиры и работает на отставку и власти, и Зеленского, и, тем не менее, тут же по всем каналам передает: «А вот поставите вы меня премьером, и будет совсем другая ситуация». Вот против всех этих кандидатов: Хорошковский, Аваков, Тимошенко, категорически выступает окружение Зеленского. Почему? Потому что они понимают, что это сильные премьеры.

Валентин Филиппов: Ну, да.

Олег Царев: Окружение Зеленского считает, что уже давно пора чтобы они превратились в представителей новой элиты Украины. Вы вспомните, как при Януковиче ряд олигархов стремительно взорвался, они вырвались…

Валентин Филиппов: В баблонавты. Пространство Фридмана.

Олег Царев: Да. А у них не получается. Вы можете смеяться, но до сих пор работают схемы, которые отлаживал Яценюк, и Яценюк с них и получает.

Валентин Филиппов: Понятно.

Олег Царев: Порошенко, Сорос, торговля ОГВЗ, облигации внутреннего государственного займа, Укроборонэкспорт, Абромавичус, извините, тяжело выговариваю…

Валентин Филиппов: Я бы тоже не выговорил.

Олег Царев: … продал на рекордные 4 миллиарда долларов вооружения с Украины, скоро от агрессора нечем будет защищаться.

Валентин Филиппов: А, простите, они не на Донбасс его продали? Нет?

Олег Царев: Нет. Продали по каналам Сороса в горячие точки Африки, Азии, Сирия, Ливия. И заработали чудовищные деньги. Все, кроме окружения Зеленского.

Валентин Филиппов: Ну, вот вы перечислили кучу кандидатов в премьеры. Да? Но, Хорошковский, он хоть деньги дает Зеленскому за это. А остальные что ему за это предлагают?

Олег Царев: Ну, каждый предлагает какие-то ништяки.

Валентин Филиппов: Плюшки.

Олег Царев: Плюшки, да. Поэтому они понимают, что если будет кто-то из вышеперечисленного списка, то денег не будет, денег не будет…

Валентин Филиппов: Вот, да, о чем и я собственно.

Олег Царев: … не будет влияния, и категорически выступают. Именно поэтому Тигипко, возвращаясь к Тигипко, является, ну, достаточно компромиссным и устраивающим всех кандидатов. Он устраивает окружение Зеленского.

Валентин Филиппов: Так.

Олег Царев: Он устраивает Пинчука. Вы вспомните, Пинчук был депутатом во фракции «Трудовая Украина», когда в «Трудовой Украине» был руководителем фракции Тигипко. Пинчук выстроил отношения между Тигипко и Соросом, и Сорос сегодня, в принципе, готов поддерживать Тигипко. За Тигипко агитирует Кучма. Разумков, старший Разумков, был первым помощником Кучмы, а его сын сегодня возглавляет Верховную раду Украины.

Что касается Хорошковского, то они вместе с Тигипко были, в общем-то, в «Озимом поколении», ну, Тигипко не был, но они были как бы рядом. И никто против него не возражает, он всех устраивает. Да, Тигипко был одним из учредителей «Приватбанка», в начале, потом его долю выкупили, и у него отличные отношения с Игорем Валерьевичем Коломойским. Вот.

Его сейчас все поддерживают, и с этой точки зрения и Хорошковский готов выполнять все свои пожелания, если, в общем-то, Тигипко будет руководителем. Да, говорит, я с ним нормально выстрою отношения, будет всё нормально. Поэтому вот такая ситуация. Именно поэтому Тигипко – номер один в сегодняшнем списке. Кто еще у нас есть? Ну, между Аваковым и Тимошенко я записал бы Дубилета.

Валентин Филиппов: Фамилия хорошая.

Олег Царев: Сына старшего Дубилета, который был руководителем «Приватбанка» у Игоря Валерьевича Коломойского и сейчас возглавляет аппарат Кабмина. Почему именно Дубилета туда, а не кого-нибудь другого?

Вообще-то там должна была находиться как минимум другая фамилия, может быть, даже на несколько пунктов сверху, это Богдан. Когда Богдан уходил в отставку, с ним проговаривалась возможность его назначения на пост премьер-министра. Он достаточно жесткий, агрессивный, он выполнял целый ряд задач достаточно эффективно для Зеленского.

Почему не Богдан? Дело в том, что после того, как Богдан ушел в отставку, а еще хуже – он поехал отдыхать, чего вообще нельзя было делать ни в коем случае, а надо было находиться рядышком с Зеленским и всячески напоминать о своем присутствии, новое руководство в Офисе президента составило список людей, которых надо поменять, как людей Богдана. Ну, у нас клановая система…

Валентин Филиппов: Да. Тейповая, блин.

Олег Царев: Да. Люди приходят кланами, все ставят своих. Вот. И в этом смысле, когда составили списки, списки были среди сотрудников Офиса президента, правительства, люди в регионах. Людей Богдан, как вы понимаете, назначил много. Так вот, о том, что будут массовые увольнения, это знали все.

Валентин Филиппов: Кроме Богдана.

Олег Царев: И часть людей из бывшего окружения Богдана пришли к новому руководству и сказали о том, что «Мы возмущены действиями Богдана, он коррупционер, он всё делал не так».

Валентин Филиппов: Да.

Олег Царев: Мало того, что сказали, они привели ряд бизнесменов. За три случая знаю просто точно лично. Один передал 300 тысяч долларов, другой передал 5 миллионов долларов, один передал 15 миллионов долларов. Последний – за кадровое назначение. Назначили не его.

Валентин Филиппов: Ну, так слушайте, я бы, если бы мне столько денег передали, я бы тоже поехал отдыхать. Я его прекрасно понимаю.

Олег Царев: Это не те деньги. Ну что такое 15 миллионов долларов, когда в стране сидели на потоках и …

Валентин Филиппов: А зачем человеку больше? Правильно? Уехал себе. Так он с Украины уехал себе, и всё. Всё он может. Он может куда угодно, в Питер может ехать, может в Израиль, может в Штаты. Ладно, всё. Я со своим нищебродским подходом…

Олег Царев: Это точно. Да. Это когда-то выступал перед нами Янукович и говорил: «Что меня больше всего возмущает, это щипачи. Щипачи воруют: там отщипнет, там отщипнет. Это не так делается. Надо создать систему, потоки». И так далее. Умные люди делают так, и команда Зеленского, к сожалению, пока к этому…

Валентин Филиппов: Пока щипачи.

Олег Царев: Да, пока щипачи. Так вот, из-за того, что людям не порешали вопросы, и Богдан отказался возвращать деньги, и нашлись те, которые привели этих людей за руку, их довели до Зеленского, и это уже были не просто разговоры, это были уже конкретные люди, которые говорили: «Да, тогда-то и тогда-то, то-то и то-то, я возмущен, я передал деньги, меня не назначили». Вот. По этой причине, в общем-то, шансы Богдана упали.

А, вот, в силу всего, что мы сейчас рассматриваем, мы в конце об этом поговорим, Зеленский считает, что вообще в правительстве, которое там должно быть, один премьер, другой или третий, но оно должно представлять максимум ОПГ, или финансово-промышленных групп, или олигархов. И поэтому у Коломойского есть целый пул кандидатов в премьеры и людей, которых он готов поставить в правительство.

Это… возглавляет сейчас, с учетом понижения рейтинга Богдана, его Дубилет. Кроме этого, там есть Юрий Витренко, Палица.

Валентин Филиппов: Простите. У меня вот по поводу Витренко вопрос. Не будет ли это психологически очень тяжело, если премьер-министром Украины будет Витренко? Вот просто фамилия тяжело будет восприниматься…

Олег Царев: …электоратом бывших прогрессивных социалистов.

Валентин Филиппов: Да, и не только. Я думаю, что и этих тоже. Потому что до сих пор звучит «Витренко» и думаешь «Ёлы-палы». И когда идут разговоры о том, что вот этот вот красавец, Коболев, маме премию в Америку переводит, а вот мне интересно, Витренко маме…

Олег Царев: …он заботится о маме, всё правильно, хороший сын.

Валентин Филиппов: Вот Витренко, он переводит маме премию?

Олег Царев: Это будем смотреть. Что, значит, мы получаем? То есть, вот идет целый пул кандидатов от Коломойского. Очень плохо, что среди всех этих людей затесался Олег Дубина. Я когда-то говорил, что он изначально рассматривался на пост премьер-министра, достаточно сильный хозяйственник, был руководителем завода, очень хорошо разбирается в НАК «Нефтегазе». В общем-то, из плеяды сильных управленцев он, пожалуй, остался один. Причем он никогда не претендовал по ряду причин на должность первого лица, и в принципе-то Зеленского должен был устраивать. Многих знает, многие к нему хорошо относятся из олигархов. К сожалению, он, в общем-то, в середине списка, хотя он, как технарь, он мог бы достаточно неплохо продвинуть ситуацию вперед.

От Рината Ахметова, к сожалению, вот сейчас так не вспомню фамилию, недавно назначили вице-премьером по ТЭКу…

Валентин Филиппов: Это вы за Украиной следите, я – нет.

Олег Царев: … он тоже кандидат на должность премьера, тоже в пуле. Также есть от Сороса кандидатура, вот когда я сказал о том, что Сорос нас не забудет, если надо будет поменять премьера, у него есть кандидатура – это Анастасия Магонова, она, в принципе, фактически работает за Гончарука, делает все презентации…

Валентин Филиппов: Слайды, да, знаем.

Олег Царев: … почерк каллиграфический, в общем, всё для того, чтобы…

Валентин Филиппов: Подождите, а кто «ищет страну, похожую на Украину, чтобы посмотреть, как они там делали», чтобы…?

Олег Царев: Вот я шучу, но на самом деле, если бы действительно, я как бы не являюсь сторонником, адептом Сороса, но если бы вместо Гончарука была Анастасия Магонова, то ситуация бы точно не была такой плачевной. Она действительно более профессиональная, активная, её бы поставил в конце списка.

Таким образом, у Сороса есть два кандидата – это Тигипко и Магонова.

Вот когда я говорил за Рината Ахметова, то ситуация у него… он, конечно очень талантливый человек, вот власть меняется, а он все время находится рядом с властью. И так уж получилось, что это был единственный случай, когда он не рекламировал, не спонсировал будущего президента. Но, тем не менее, прошло время, он выстроил отношения с Зеленским, он воспользовался тем, что возникла вот эта пауза в финансировании ряда проектов у Зеленского, немножко помог.

Я хочу сказать, что у Рината вообще ситуация очень сложная. 8 миллиардов долларов – кредиты, кредиты взяты под от 8 до 10% годовых, валютный кредит, их надо отдавать, каждый год надо находить 400 миллионов живых денег и гасить для того, чтобы не стать банкротом. Ему надо постоянно быть в хороших отношениях с властью.

И вот с Петром Порошенко они жили душа в душу. Сейчас пришел Зеленский. Он воспользовался тем, что Богдан ушел, перерыв с деньгами, тем, что Коломойский побил горшки с Зеленским. И Ринат стал ближе.

Что Ринат пообещал. Ну, конечно же медийную поддержку Зеленскому. Он пообещал поддержку финансовую на финансирование Верховной рады Украины. Он сказал о том, что, поскольку Сурков ушел, с которым он не находил общий язык, он готов заняться Донбассом.

Валентин Филиппов: Да, я слышал.

Олег Царев: Он готов, в общем-то, в том случае, если будет реинтеграция Донбасса, пускай хотя бы в разных степенях, если полная – то нет вопросов, он готов взять регион полностью под свое кураторство и привести под флаги Украины.

Если это будет просто возврат экономического сотрудничества, то под условие того, что будет разблокирована граница с Донбассом, он потребует возврата своих предприятий, он пообещал, что вложит инвестиции в эти предприятия, запустит, будет платить зарплаты, будет платить налоги.

И вполне возможно, что российское руководство на это пойдет. Потому что мы все знаем, что ситуация экономическая на Донбассе, – ну, не очень хорошая, и зарплаты не очень хорошие.

Валентин Филиппов: Вы Суркова упомянули. Сурков говорит, что в 13-м году, чувствуя, что будут проблемы с Украиной, будет противостояние, он пошел работать на украинском направлении, и была битва с Западом серьезная. Ситуация могла сложиться еще хуже? Сурков нас от чего-то более плохого спас?

Олег Царев: Мне иногда кажется, что ситуация настолько плохая, что….. и чтобы она стала такой плохой, сделать надо было, ну, умудриться. Вот каждый раз, когда надо было принять решение, выбрать из двух каких-то вариантов, выбирался все время неправильный, для того, чтобы получить то, что мы сегодня получили. В отношениях России с Украиной.

Валентин Филиппов: Хорошо. Я сейчас, последнее вот…

Олег Царев: Валентин, не отвлекайте меня, мы обсуждаем правительство.

Валентин Филиппов: Правительство?

Олег Царев: Владислав Юрьевич – это хороший вопрос…

Валентин Филиппов: Нет, я просто хотел сказать, что Сурков сейчас говорит, что только силовой вариант теперь оказывается возможен. Может быть, так и правительство… силовым вариантом… Суркова назначим в правительство Украины. Ладно, всё, молчу.

Олег Царев: Ну, это очень хорошо, да, было бы лучше, если бы он это говорил, когда он, в общем-то, отвечал за украинское направление, лучше что-нибудь в этом направлении делал.

Вот такая ситуация по Ринату. По списку мы прошли. Что я бы еще хотел сказать. Я могу, в принципе, озвучить один из списков правительства, которое обсуждалось и буквально вчера еще лежало на столе у Зеленского.

Да, сейчас вот к утру я зашел в интернет, и я в одном из телергамм-каналов увидел этот же список. В общем-то, я подтверждаю… Я не говорю о том, что не факт, что это решение будет принято вот в таком составе, но о том, что этот список подлинный – я подтверждаю, потому что получил я его совершенно по другим каналам, и гораздо раньше, чем это было опубликовано.

Премьер-министр Тигипко Сергей – идеальная кандидатура. Вице-премьер по силовым органам, вице-министр внутренних дел – Арсен Аваков. Мы когда-то говорили о том, что если в Украине будет ядерная зима, все погибнут, останутся тараканы…

Валентин Филиппов: И Аваков.

Олег Царев: И Аваков, да. Вице-премьер, министр по вопросам евроатлантической интеграции – Зеркаль Лана. Вице-премьер министр развития местных советов громад и территорий – Шмыгаль Денис. Кандидатура Коломойского, вице-премьер, министр инфраструктуры Палица Игорь, Вам он знаком.

Валентин Филиппов: Палица, нам знаком, да.

Олег Царев: Был губернатором Одесской области. В Одессе у Коломойского были свои интересы. Министр развития экономики и торговли – Шлапак Александр, у него хорошие отношения с Тигипко. Министр сельского хозяйства – Сольский Николай. Министр энергетики и защиты окружающей среды – Витренко Юрий. Министр иностранных дел Демченко Руслан. Министр финансов – Уманский Игорь, его лоббирует Андрей Ермак. Министр образования – рассматривают возможность вернуть Лилию Гриневич. Министр здравоохранения – Степанов Максим. Министр социальной политики – Третьякова Галина, это тоже кандидатура Андрея Ермака…

Валентин Филиппов: Слушайте, два бывших губернатора Одессы прям туда вписались…

Олег Царев: Да-да. Но и согласитесь, от днепропетровского клана тоже много кандидатур.

Валентин Филиппов: И Витренко Юрий Натальевич.

Олег Царев: Что мы видим? Мы видим, что Зеленский хочет втянуть финансово-промышленные группы в… раздать им… То есть, во-первых, он хочет, чтобы люди отвечали за направления достаточно профессионально. Это первое. Сергей Тигипко – компромиссная фигура, это второе. И третье – он раздает всем финансово-промышленным группам, раздает свои направления.

Почему он это делает? Потому что ФПГ будут пытаться себя спасти. Украина сейчас действительно находится в сложной ситуации. Олигархам принадлежат медиаресурсы. Предприятия олигархов по разным оценкам вырабатывают от 40 и выше валового продукта Украины.

То есть, поставив своих министров, они будут следить за тем, чтобы их предприятия работали, а это значит – будут рабочие места, будут налоги и так далее. Способно ли это правительство кардинально поменять ситуацию?

Валентин Филиппов: Нет.

Олег Царев: Я считаю, что оно способно замедлить падение. Действительно способно, потому что хуже, чем действующее правительство, наверное, кого бы ни назначили, хуже не будет. Все-таки у этих людей есть свои плюсы, и все-таки олигархи действительно обеспокоены ситуацией на Украине.

Я уже говорил о том, что сейчас перспективы у Зеленского достаточно сложные: производство падает, собираемых денег в бюджет нет, кадры кругом расставлены, но не его. У него только из силовиков – Баканов, и то не может в своем СБУ разобраться. И среди… Правительство не его, его людей в правительстве практически нет.

Если взять… он провел просто удивительно большую силу – «Слугу народа» в парламент, если выбросить оттуда людей Коломойского, Авакова, и был такой Илья Павлюк, контрабандист, да, это некорректное название, это все равно, что в Америке негра назвать негром, человек занимающийся таможней.

Валентин Филиппов: Украинотаможенник.

Олег Царев: Да, да. Вот, то там останется ну совсем немного людей, ориентированных на Зеленского. И вообще у него ситуация: рейтинг падает, Трамп ему говорит по всем каналам: «Договаривайся с Российской Федерацией», а договариваться он не может, потому что внутри у него там сразу же его… назовут это зрадой, зрадной зрадой.

И вот такая ситуация. Ермак, Баканов, Разумовский, секретарь СНБО, потом, и не падайте со стула, Кличко. Они объединились, в общем-то… Да, Разумков. И как бы вот, раньше у них не получалось объединиться, многие работали против Зеленского, Зеленский против них. Сейчас вот получилось такое ядро, но оно крайне малочисленное.

Да, вот с этим ядром достаточно активно работает Рудольф Джулиани, через определенных людей, через Сэма Кислина и так далее. Да, у этих людей есть выходы на ответственных чиновников администрации президента Российской Федерации, которые занимаются Украиной, и они надеются, что они смогут плодотворно решать какие-то вопросы, согласовывать и так далее.

Но коридор возможностей у них крайне узкий. Поэтому, как бы ни складывалась ситуация, будет выбрана сейчас, пройдет эта замена, будет эта замена правительства по тому списку, который я озвучил, или это будут какие-то другие кандидатуры, я считаю, что можно только замедлить падение Зеленского. Рейтинг его будет падать, он однозначно не переизберется на второй срок, дай Бог, чтобы он отбыл первый срок, народ будет нищать, выезжать из Украины, если продадут землю, то, в общем-то, и Украины-то в общем-то и не будет.

Валентин Филиппов: Ваши слова бы до Бога, чтобы ее не было. Ладно, я шучу, простите. Значит, спасибо за информацию, как всегда неожиданную и… Это хорошо, что поменяется правительство или нет?

Олег Царев: Подождите. Если Сорос разрешит. Если старшие товарищи разрешат.

Валентин Филиппов: Ну, тогда ладно. Будем ждать, что скажут старшие товарищи.
https://youtu.be/l34dChkGkTA
https://www.politnavigator.net/smena-pravitelstva-ukrainy-zelenskijj-v-poiskakh-deneg-i-rejjtinga.html

ОЛЕГ ЦАРЁВ: РОССИЯ ПРОИГРАЕТ, ЕСЛИ НЕ ЗАЩИТИТ РУССКИХ

Скандал с прослушкой правительства Украины – продолжение конфликта между Соросом, Коломойским и «Кварталом». Зеленский собирает голоса в Раде для голосования по продаже земли и предоставлению Донбассу особого статуса. Русский язык на Украине будет уничтожаться, а русские преследоваться, пока Россия не начнёт их защищать.

О том, что есть два пути возрождения Донбасса. Первый – запуск всех предприятий и организация сбыта продукции,вВторой – федеральные дотации, обозревателю ПолитНавигатора Валентину Филиппову рассказал Олег Царёв, экс-депутат Верховной рады и экс-спикер парламента несостоявшейся Новороссии.

Валентин Филиппов: Кому на Украине нужен был этот скандал с прослушкой чиновников правительства во главе с премьером Гончаруком? Чьи это интриги?

Олег Царев: Ну, конфликт-то застарелый, мы говорили еще до Нового года о том, что Гончарука хотят убрать. Из трех основных команд, которые сейчас во власти, – команда «95 квартала», команда Сороса и команда Коломойского, – команда Сороса взяла слишком много власти. У них премьер-министр, у них Нацбанк, у них генеральный прокурор, у них «Укроборонпром» и так далее, и так далее. Это несправедливо с точки зрения остальных участников концессии, и Гончарука, да, попытались таким образом подвинуть.

Валентин Филиппов: Записи уже удалены с Ютуба, но мною скачаны и лежат у меня в архиве. Меня там больше всего покорила полная некомпетентность собравшихся людей на этом совещании.

Будто это были какие-то студенты-первокурсники, которые мечтают скачать реферат в интернете.

Во-первых, они все тупые, во-вторых, они ничем не управляют, они даже не понимают, кто управляет. Они ничего не решают и не знают, что будет дальше.

Зачем же бороться за такую должность?

Олег Царев: Они не сидят для мебели, они выполняют определенную функцию, ими очень Сорос доволен, и Пинчук доволен. Потому были приложены все усилия для того, чтобы разрулить эту ситуацию. В Украине сейчас смеются, что Гончарука не снимут по той причине, что он не в то место написал заявление, он должен был писать не на парламент, не на Зеленского, а на Сороса заявление.

Так что вы хотели спросить?

Валентин Филиппов: Так я и спросил. Я просто пришел к выводу, что эта должность не имеет смысла.

Олег Царев: Она имеет смысл. Поверьте, там нет бедных людей, они только выглядят дураками, поверьте, они совершенно не дураки и решают свои вопросы… Вот посмотрите на ушедшего в отставку Луценко, он дурак дураком, он у нас был, я помню, в самом начале парламента за клоуна, тапочки белые Кучме приносил на трибуну, а видите как… миллиардер.

Валентин Филиппов: Не, ну, столько лет ему менты просто чемоданами… просто вот пирамида была, пылесос такой, высасывала деньги.

Олег Царев: Дурак, клоун, пьяница, алкоголик, да? Всё у него хорошо. Они только выглядят дураками, а так у них всё в жизни хорошо.

Валентин Филиппов: Тогда меня интересует Донбасс. Сейчас появилась такая программа, что социальное положение на Донбассе, социальные стандарты, уровень жизни, будет равняться через пару лет, уровню стандартов Ростовской области.

Олег Царев: Задача стоит правильная. Вопрос – как выполнять. Есть два механизма, два сценария, которые могут привести к выполнению этой задачи.

Первый сценарий – это запустить все предприятия. В свое время мы считали, на старте всего нашего движения «Новороссия», мы проводили, считали по Донецкой и Луганской области… Я встретился с Рогозиным, посмотрели с вице-премьером, тогда еще. Мы поговорили о том, как запустить, что для этого нужно сделать, посчитали налоги, посчитали расходную часть, мы вышли на уровень жизни выше, чем средний по России, если бы мы всё это запустили, всё работало, если бы не началась война.

Поэтому, первый сценарий – это запустить то, что работает. Понятно, что это не вся Донецкая и Луганская области, понятно, что у меня сейчас нет тех цифр, которые были, для того, чтобы сказать точно, определенно. Но, однозначно, можно за счет сил региона поднять заработные платы, пенсии, отремонтировать дороги.

И второй путь – это дотации, дотации, выплата пенсий и зарплат госслужашим. Причем сделать так, чтобы они действительно были на уровне Ростовской области. И при этом руководство Республик будет заинтересовано, чтобы как можно меньше людей осталось в Донецкой и Луганской области, для того, чтобы меньше было социальных выплат.

Мне нравится больше первый вариант.

Валентин Филиппов: Мне первый тоже вариант нравится, но для этого нужна хотя бы российская легализация. Чтобы эти предприятия могли работать через Россию.

Олег Царев: Совершенно необязательно. Вот в конце прошлого года меня пригласили на радио «Комсомольская правда», мы говорили про Донбасс, между прочим, я сказал такую вещь, что сейчас в Ростовской области прогремело дело угольной мафии, было много уголовных дел, много нехороших людей осудили за то, что они брали в Донецке и Луганске уголь, переделывали сертификат происхождения, якобы он российский, там что-то с ним делали, подмешивали и продавали за границу, нарушая российское законодательство.

Я сказал о том, что эта проблема должна была быть решена на государственном уровне. Уж если ее решали бизнесмены, где-то подмазывая кого-то, где-то там…

Слава Богу, там никого не посадили, там массово давали условные сроки. Но вот после этой передачи пошло… мне ростовчане позвонили и сказали, что по Ютубу передают эту передачу друг другу, все смотрят. То есть, это было буквально, ну, я говорил об этом не больше минуты, а может секунд 37, и начали пересматривать уголовные дела и отменять выданные сроки.

Валентин Филиппов: Ну, рано или поздно этих людей наградят, я уверен.

Олег Царев: Поэтому, не обязательно что-то такое делать на государственном уровне. Где-то надо на что-то закрыть глаза. Не обязательно признавать эти республики, можно всё сделать и так. Россия большая страна.

Валентин Филиппов: Хорошо. На сегодняшний день урегулирование на Донбассе идет как-то очень уж сложно. То есть, говорят, что боевые действия активизируются. Или врут? Или у вас нет такой информации?

Олег Царев: У меня есть информация о том, что Офис президента работает вовсю для того, чтобы 300 голосов набрать, внести изменения в Конституцию и закрепить особый статус Донбасса.

Валентин Филиппов: Это вот со стороны Украины?

Олег Царев: Со стороны Украины. И вся вот эта вот интрига с Гончаруком, она органично вплеталась в то, что Богдану было дано поручение – собрать голоса под несколько законопроектов: один – это земля, там надо было большинство голосов – 226, и 300 голосов за административную реформу. В административную реформу хотят провести сразу же особый статус Донбасса.

И вот во время этих всех торгов, все понимают, что это последнее, когда можно поторговаться очень серьезно с властью, и поэтому выдвигался целый пакет, все выторговывали себе все, что хочешь.

Очень много было торгов по новым назначениям в правительство. И Гончарука надо было немножко, как бы, его аппетиты, его статус надо было снизить.

Очевидно, что Зеленский не обиделся. Я хочу сказать, что всех чиновников на уровне от министра и выше записывают. Вице-премьер и премьер очень часто разговаривая… я был очень долго во власти, премьеры менялись, но разговариваешь, и что-нибудь спросишь эдакое, а тебе показывают пальцем вот так, и делают такой вот жест, что не надо здесь в кабинете говорить. Поэтому все понимали, что пишут – и Гончарук, ну понятно, что он не гений, но должен был понимать, что в любом случае его пишут.

Как мне сказали, для Зеленского все эти эпитеты, которыми наградил его Гончарук, не были новыми, он регулярно получал информацию о переговорах, кто что сказал, кто кого как назвал. И Зеленскому больше не понравилось то, что информация эта, ведь она ударила не только по Гончаруку, она ударила по всей власти.

Валентин Филиппов: Да, то есть десакрализация очень серьезная, на самом деле.

Олег Царев: Дескарализация серьезная. То, о чем вы, Валентин, говорили в самом начале передачи, и его больше это шокировало. Ему не понравилось то, что ему пришлось принимать решения. Тут ещё Гончарука подкрутили о том, что его все равно не снимут, и поэтому он должен поднять свой статус, рейтинг и заявить о том, что он готов написать заявление и написал заявление, хоть он это заявление написал ещё при вступлении в должность, и ситуация этим обострилась. Но, в результате все получили всё, что хотели.

Валентин Филиппов: Олег, у меня такой вопрос по поводу собирания голосов. Идут навстречу Российской Федерации, чтоб как-то уладить отношения?

Но почему тогда одновременно продолжаются гонения на русский язык? Или Россия не поднимает этот вопрос на переговорах?

Ведь при голосовании за закон об украинизации школ в Раде молчала даже «Оппозиционная платформа»!

Олег Царев: Валентин, вопрос совершенно правильно задан. То, что происходит это возмутительно. Подписан газовый транзит. Но что мешало сказать: «Не подпишем. Не будет газа. Не будет ещё чего-то, будут персональные санкции».

Но заступиться за русских… Вот, сколько лет я помню, столько лет работают грантоеды на Украине, последовательно, четко, определенно работают против русского языка, против русской истории, против русской культуры, тратят сумасшедшие деньги, стоят насмерть и умирают.

Ну почему Российская Федерация ничего не делает? Вот поэтому мы и проигрываем. Вопросы газа, они нужны… работает Альфа-банк, работают коммерческие структуры, все хорошо, главное чтобы все было хорошо и у всех было всё хорошо. Но они не понимают то, что всё проиграем, всё проиграем.

Валентин Филиппов: Но ведь и в Верховной Раде молчала вся «оппозиция»!

Олег Царев: Ну, все плохо.

И до тех пор, пока не поменяется ситуация здесь, в Российской Федерации, потому что в первую очередь защищать русских должна Россия. Русские, потом оставшись в республиках, чувствуя поддержку – это лучшие лоббисты Российской Федерации. Почему все страны поддерживают свои нацменьшинства в других государствах? Потому что это их помощники.

Вот, к сожалению, так. Вопрос правильный, задан правильно, но ответа на него нет и, к сожалению, пока не будет.

https://youtu.be/1Un1FXBWVwM
https://www.politnavigator.net/oleg-carjov-rossiya-proigraet-esli-ne-zashhitit-russkikh.html/amp?imnu=59a7ef22f1930b313a95dbe0a11024fb

ПОЖАР

Очень часто вместо того, чтобы отсидеться, поберечь себя, люди, как бабочки на свет, по необъяснимой причине летят навстречу опасности и даже смерти. Иногда выживают. Чаще нет. Мне несколько раз в жизни везло.

Много лет назад, после распаевки колхозов, Днепропетровская Бумажная Фабрика, где я был директором, взяла в аренду несколько сельхозпредприятий в районе Днепродзержинска. Купили импортные комбайны, перешли на безотвальную вспашку земли. Засеяли озимые. Ожидали хороший урожай.

В очередной мой приезд на предприятие мне навстречу из конторы выскочил его руководитель с криком «пожар». Следом агроном. Я молча распахнул дверь своего джипа и после того, как они впрыгнули, резко дал по газам. Через пять минут мы были уже на месте. Место пожара по чёрному дыму было видно издалека. Когда мы подъехали, огонь как раз перебирался с одного уже сгоревшего поля на другое. К месту пожара было не подъехать на машине. Мы выскочили из машины и побежали навстречу огню. Не знаю, зачем. Я выскочил и побежал, а думать я уже начал по ходу. Думал о том, что тушить огонь придется пиджаком. Возможно, мой костюм стоил дороже, чем урожай на этом поле. Наверное. Но поле было жальче. Мы бежали из всех сил. Хватая раскрытыми ртами сухой, пыльный воздух. По пшенице, как по воде, оставляя за собой три следа в виде примятой пшеницы. Желтой, сухой пшеницы с тяжелыми колосьями. Пшеница была нам по пояс.

В тот момент, когда пламя переползало с поля на поле, его наверняка можно было затоптать ногами. Но, когда мы подбежали, высота пламени была уже метров пять или шесть. Порыв ветра швырнул пламя мне в лицо. Я бежал первый. Часть волос, брови и ресницы тут же скрутились в шарики. Но это я увидел потом. В тот момент я просто не смог вдохнуть. Из-за высокой температуры воздуха перехватило дыхание. Развернувшись на месте, мы рванули от огня. Скажу честно, некоторое время казалось, что мы бежим медленнее, чем догоняющее нас пламя. В какой-то момент я даже подумал, что стоит задержать дыхание, зажмуриться и рвануть через пламя на уже сгоревшую часть поля.

Нам повезло. Мы оторвались от огня. Когда выскочили на дорогу к машине, я увидел комбайн. Дальше помню как в замедленной съемке. Окно в кабине было открыто. До сих пор помню лицо комбайнера. Бело-серое. Комбайн вгрызся в пшеницу, отсекая огонь, выбрасывая скошенную пшеницу прямо на поле. Через некоторое время вслед поехал трактор, опустив плуг. Чёрным на желтом фоне потянулась полоса вспаханной земли. Трактор оставлял полосу вспаханной земли вплотную к полосе уже скошенной пшеницы. Подъехали ещё люди. Через время поле выгорело. Обкос комбайном и вспашка трактором помогли спасти остальной урожай.

Я шёл по сгоревшему полю. Пшеница сгорела, но сгоревшие корешки остались торчать из земли. Пепел лёг на землю, покрывая ее чёрными чешуйками. Все это выглядело как гигантский газон, покрытый чёрной травой. Под моими подошвами эта чёрная трава тут же осыпалась в пепел. Поэтому за мной потянулась дорожка из моих следов. Пахло горьким дымом. Время от времени встречались скрюченные сгоревшие тушки выскочивших из нор в попытке спастись мышей. Я шёл и думал о том, как же много на поле было мышей. И о том, что будь ветер посильнее, сейчас на поле могли лежать наши тушки.

Бессмысленный бег. Урожай спасли комбайнер и тракторист. Комбайнер умер. Сразу как остановил комбайн. Не выдержало сердце. Возраст. Перенервничал. Конечно, я выделил деньги его семье, но мой рассказ не о деньгах.

Иногда что-то внутри у нас включается и заставляет нас бежать навстречу пламени. Рисковать жизнью. Терять.

Спасенный урожай не стоил человеческой жизни. Но, тем не менее, столько людей рисковало жизнями. Мы с руководителем хозяйства и агрономом рисковали по-глупому. Комбайнер и тракторист - нет. Хотя, если бы мы успели добежать, пока пламя не разгорелось, поле бы мы спасли. Но чувство, которое нас бросило навстречу огню, было одинаковым.

Очень часто вместо того, чтобы отсидеться, поберечь себя, люди, как бабочки на свет, по необъяснимой причине летят навстречу смерти. Иногда выживают. Чаще нет. Мне несколько раз в жизни везло.


http://olegtsarov.com/novosti/novosti-oleg-tsarov/pozhar.html