Category: дети

Category was added automatically. Read all entries about "дети".

promo oleg_tsarev september 30, 2014 18:15 539
Buy for 100 tokens
Дорогие друзья! Я, Председатель Парламента Союза Народных Республик Новороссия Олег Царев, рад приветствовать Вас в своем блоге! Здесь я хочу поделиться своими взглядами, своей историей жизни. ДОБАВИТЬ В ДРУЗЬЯ

(no subject)

З5 батарея - это очень сильный музей. Как-то попросил своего товарища Вадима Колесниченко сделать моей семье экскурсию по Севастополю. Он мне посоветовал посетить "35 батарею". Тогда я от него услышал фамилию Чалый. Бизнесмен, который помог создать этот музей.

Сказать, что музей произвёл на меня сильное впечатление, это не сказать ничего. Я стеснялся своих детей и надел темные очки, чтобы они не видели мои слёзы. Потом махнул рукой и снял их.

История 35 батареи - это история всей войны на примере одного эпизода. Это История России. Это подвиг многих и предательство немногих. Проблема в том, что эти немногие умудряются пробиться в руководство. Сколько будет Россия, столько будет повторяться эта история.

Сходите. И детей возьмите с собой.
https://t.me/olegtsarov/322
https://t.me/vladlentatarsky/7856
https://t.me/vladlentatarsky/7856

(no subject)

У нас, когда что-то случается, перво-наперво кого-нибудь сажают, а потом что-нибудь ужесточают и запрещают. После гибели детей в Карелии всё сделали по стандартной схеме, указанной выше – посадили и ужесточили. После этого по всей стране закрылось огромное количество детских лагерей, не удовлетворяющих новым требованиям. Дети не поехали в лагеря и остались на улицах без присмотра – это привело к чудовищному росту детской смертности.

Мне на глаза попалась статистика за прошлый год: только за первые три недели июня и только одних детей утонуло 150 человек! Как будто идёт война, в которой погибают одни дети. Я понимаю, что госаппарат работает только в одну сторону – ужесточить и запретить, но цифры настолько показательны, что делать что-то придётся. Попытка залить проблему деньгами не приведёт к быстрому успеху.

Есть еще выход – это замолчать проблему. Для того, чтобы этого не произошло, обязуюсь писать время от времени об этом.
https://t.me/olegtsarov/305

(no subject)

Некоторые мои читатели закидали меня шапками, по поводу того, что я не прав в своём посте об отставании России в производстве ударных беспилотников (https://t.me/olegtsarov/283).
В подтверждение моих слов привожу посты моего товарища:

https://t.me/russ_orientalist/6035

https://t.me/russ_orientalist/5937

https://t.me/russ_orientalist/6589

https://t.me/atomiccherry/144

Сильные технические показатели только у «Охотника», остальные наши образцы либо сильно слабее, либо являются аналогами израильской техники.

Считаю, что успокаивать себя - это преступно. За излишнюю успокоенность мы уже расплачиваемся кровью наших ребят в локальных конфликтах, и если ничего не поменять, то дальше будет хуже.
https://t.me/olegtsarov/285

(no subject)

Экс-нардеп от «Свободы» Мирошниченко может сесть на 5 лет с конфискацией за мошенничество.

Мирошниченко задался целью сломать памятник Ленина во время Майдана, стоящий на Крещатике, и в конце концов сломал его. Я посещал в больнице милиционеров, которые охраняли памятник. Выбитые зубы. Перебитые ноги. На них страшно было смотреть. Памятник охраняла милиция, не "Беркут" и не внутренние войска. Средств защиты у ребят не было. Их били палками и металическими прутами.

Я себе тогда дал зарок наказать мерзавца. И обязательно это сделаю, если получится вернуться.

Несколько раз в Верховной Раде Мирошниченко после моих выступлений срывался с места и бросался ко мне с кулаками. Жаль, ни разу не добежал.
http://antifashist.online/item/skandalnyj-eks-nardep-ot-svobody-miroshnichenko-mozhet-sest-na-5-let-s-konfiskaciej-za-moshennichestvo.html
http://antifashist.online/item/skandalnyj-eks-nardep-ot-svobody-miroshnichenko-mozhet-sest-na-5-let-s-konfiskaciej-za-moshennichestvo.html

(no subject)

Хочу привести пример, как иногда желание что-нибудь запретить и ужесточить в связи с какой-нибудь трагедией в расчёте на то, что принятые меры предотвратят новую трагедию, приводит к результатам, противоположным ожидаемым.

Трагедия, о которой я говорю, произошла 18 июня 2016 года в Сямозере в Карелии: две лодки с детьми перевернулись из-за сильного шторма на озере. В результате погибли 14 человек. Ужасная трагедия. Общество и государство отреагировало по стандартной схеме. Были найдены и посажены виновные. Одновременно были приняты новые ограничения и ужесточения, касающиеся правил функционирования детских лагерей.

Вроде всё было сделано правильно. Правда? Теперь посмотрите, что получилось.

В результате принятых ограничений в стране закрылось громадное количество детских баз отдыха. Туристических и оздоровительных. В горах, в лесах, на озёрах и реках, в пригородах крупных городов, на курортах были сотни и тысячи заведений, не соответствующих новым строгим стандартам.

В России строгость принятых законов компенсируется необязательностью их исполнения. Так-то оно так, но не в этом случае. Под личный контроль этот вопрос взяли руководители силовых структур и главы администраций.

Все заведения, не соответствующие стандартам, были закрыты. Во многих из них системы пожаротушения были устаревшие или их не было вообще. В некоторых на каждого ребенка было меньше квадратных метров площади, чем положено. Нарушения существенные, не позволяющие нормально принимать детей.

Ну и правильно, скажете вы, что были закрыты. Дети не должны страдать. Наши дети достойны самого лучшего. И я с вами, конечно, согласен, но есть одно но… Статистика. Упрямая статистика…

Из-за закрытия большого количества детских объектов размещения, а в первую очередь закрылись как раз самые дешёвые, дети из малоимущих семей не смогли уехать на лето в лагеря и остались на улицах.

Детская смертность увеличилась на порядок! Цифры чудовищные! Даже в самом захудалом лагере дети были под лучшим присмотром, чем совсем без присмотра в городах. Мои друзья из Госдумы и из Минтуризма участвовали во всевозможных совещаниях, посвящённых безрадостным цифрам.

Снижать требования к детским лагерям неправильно. Выделить деньги на строительство тысяч детских заведений, по мнению Минфина, дорого. Хотя, как по мне, это самое правильное решение.

В этом году реализуют программу возврата родителям 50% от стоимости путёвки в детский лагерь. Поскольку принимать детей стало выгодно, рано или поздно будет построено необходимое число детских заведений, и рынок выровняет спрос и предложение. Рано или поздно. Ну, а пока это не произойдёт, дети на улицах будут погибать.

К чему я это написал? К тому, чтобы мы не искали простых решений. Кажущееся простым решение не всегда самое правильное. И это тоже касается трагедии в Казани.

https://t.me/olegtsarov/105

МОЙ ДЕДУШКА ЦАРЁВ ИВАН АДАМОВИЧ

Нашел несколько лет назад дедушку в электронном банке документов "Подвиг народа в Великой Отечественной войне 1941-1945гг."
http://www.podvignaroda.ru/?#id=1522073096&tab=navDetailManUbil

Мои родители развелись, когда мне было пять лет. Зимой я жил с мамой в Тернополе. Летом в селе с родителями отца - дедушкой и бабушкой. Село находилось на востоке Днепропетровской области. Граница Днепропетровской, Запорожской и Донецкой областей. Дедушка научил меня многому, чему должен научить мальчика мужчина. Водить и ремонтировать мотоцикл, косить траву, ухаживать за домашними животными - и много чего другого. К сожалению, я не уделяю своим детям столько времени, как мне уделяли и дедушка, и бабушка.

К дедушке я обращался на ты, к бабушке на вы. Бабушка все время критиковала дедушку за все на свете, а он отшучивался. Но дедушка среди всей нашей родни считался очень хозяйственным. Дедушка дежурил на переезде через железную дорогу, бабушка была санитаркой в роддоме.

Дедушка воевал, дошел до Венгрии. Был ранен. Дедушка очень любил девятое мая. Он надевал костюм, награды. Один раз мы с дедушкой и ветеранами на девятое мая съездили в Севастополь.
Он никогда мне не рассказывал о войне. Но бабушка как-то рассказала, что один раз уже за границей, в конце войны, ему поручили расстрелять пленных. Он их вел в подвал, и они поняли зачем. Дедушка дал очередь в потолок, развернулся и вышел. Тогда мне это было не понятно. Сейчас понимаю, что это было Поступком.
Смерть дедушки была первой такой потерей в моей детской жизни. Он заболел. Больница была в тридцати километрах от нашего дома. Я каждый день возил на велосипеде передачу ему. Выезжал утром. Приезжал вечером. Помнил каждую ямку на этой дороге. Умирал дедушка у меня на глазах. Умирал мужественно, хотя боли были мучительные. Еще маленьким я понял, что сколько бы родных не стояло рядом, со смертью ты будешь один на один.

Мне очень долго снился дедушка еще живой. Иногда во сне я понимал, что он на самом деле умер, но если я постараюсь и удержу его в памяти в то время, когда просыпаюсь, то он выживет. Я старался.

Бабушки тоже уже нет. В родном доме сейчас живут чужие люди.
Часто вспоминаю эпизод из сказки о Синей Птице. Дети отправились на поиски Синей птицы. Попали в страну, где живут мертвые. Идут через туман. Дом, где их ждут дедушка и бабушка. Дети подходят, дедушка и бабушка, сидящие во дворе на лавочке, просыпаются. Радуются детям. Угощают их. Разговаривают с ними. Когда дети уходят, они засыпают. Просыпаются, только когда о них вспоминают живые. Я вырос, но мне до сих пор хочется верить в то, что, вспоминая своих близких, мы возвращаем их к жизни.



http://www.podvignaroda.ru/?#id=1522073096&tab=navDetailManUbil

СЛУЧАЙ НА КУРОРТЕ

Курорт. Свозил семью на неделю на 8 марта отдохнуть.

За соседним столом в ресторане отеля за завтраком мужчина лет пятидесяти что-то активно говорил свой дочке. Дочке лет десять. Рядом с ними девушка лет тридцати.

Я бы не обратил на них внимание, если бы не мои дети. Они внимательно вслушивались в то, что говорил мужчина. Прямо застыли столбиками, есть перестали.

Мужчина вычитывал девочке, что она неправильно питается, что она выглядит, как жирная корова, и когда вырастет, ее никто не возьмёт замуж. Что она не делает упражнения для глаз, и поэтому она будет всю жизнь носить очки с толстыми стёклами.

Говорил мужчина менторским тоном, убедительно, громко. Активно артикулировал. Использовал яркие образы, по-видимому для того, чтобы уж точно то, что он говорит, отложилось у девочки в памяти. Вроде все правильно говорил. Но со стороны выглядело это ужасно. Выглядело так, как будто огромные жестокие древние боги безжалостно судят стоящего перед ними маленького человека за грехи, которые он совершил за всю свою жизнь.

Девочка сидела ко мне спиной, но я хорошо видел как мужчину, так и девушку рядом. Девушка в разговор не вмешивалась. Но по ней было видно - то, что он говорит, она одобряет.

Я ушёл чуть раньше, чем мои дети. Проходя между столами, заглянул в лицо девочке. На белобрысых ресничках были слезки. Девочка была не худенькая, с большими добрыми, как у коровки, заплаканными глазами. У не очень худых детей бывают такие большие и добрые глаза - большие, кажущиеся ещё больше из-за толстых линз, глаза. Когда в такие глаза смотришь, кажется, что заглядываешь прямо в душу. Большие, голубые, беззащитные, зареванные глаза маленькой одинокой девочки.

Сердце у меня сжалось. Очень захотелось заступиться за ребёнка или поддержать его. Но я понимал, что потом на девочке выместят все, что не смогут сказать мне. Обычно вымещают на самом слабом.

Позже дочка рассказала, что она видела, как взрослые ушли на пляж, а девочка стояла в коридоре одна и плакала. Дочка считает, что женщина не мать девочки. Что, мол, мать заступилась бы обязательно. Не знаю. Проверить это уже невозможно.

Это фрагмент из чужой жизни, который мы случайно подсмотрели. Что будет с этой девочкой? Очень хочется, чтобы она выросла в длинноногую красавицу блондинку и чтобы в любом случае все в ее жизни было хорошо.

До сих пор не по себе от этой картины. Так бывает, когда видишь несправедливость, а сделать ничего не можешь.

Набрал свою старшую дочь по телефону. Недавно проводил с ней профилактическую беседу. Учил жизни. Позвонил, спросил, не обижается ли она на меня. Как мне сейчас видится, я был излишне категоричен и требователен. Сказал, что люблю ее, и что, как мне видится сейчас, я в тот вечер перегнул палку.

Дочка посмеялась и сказала, что все нормально, и что во многом, что я говорил, есть зерно истины. Сняла с души камень. Хорошо, что у неё легкий характер.

Как мне видится, ребёнка можно и нужно критиковать, воспитывать, говорить, если что-то он делает не так. Но это будет восприниматься только в том случае, если ребёнок доподлинно уверен в вашей любви, и если он чувствует, что даже в тот момент, когда вы ругаете его, вы любите его. И если ругаете, то потому, что переживаете за него.

(no subject)

«Она была суровой, совсем не ласковой с виду. Не гламурной. Не приторно любезной. У неё не было на это времени. Да и желания не было. И происхождение подкачало. Простой она была.
Всю жизнь, сколько помню, она работала. Много. Очень много. Занималась всем сразу. И прежде всего — нами, оболтусами.
Кормила, как могла. Не трюфелями, не лангустами, не пармезаном с моцареллой. Кормила простым сыром, простой колбасой, завёрнутой в грубую серую обёрточную бумагу.
Учила. Совала под нос книги, запихивала в кружки и спортивные секции, водила в кино на детские утренники по 10 копеек за билет.
В кукольные театры, в ТЮЗ. Позже — в драму, оперу и балет.
Учила думать. Учила делать выводы. Сомневаться и добиваться. И мы старались, как умели. И капризничали. И воротили носы.
И взрослели, умнели, мудрели, получали степени, ордена и звания. И ничего не понимали. Хотя думали, что понимаем всё.
А она снова и снова отправляла нас в институты и университеты. В НИИ. На заводы и на стадионы. В колхозы. В стройотряды. На далёкие стройки. В космос. Она всё время куда-то нацеливала нас. Даже против нашей воли. Брала за руку и вела. Тихонько подталкивала сзади. Потом махала рукой и уходила дальше, наблюдая за нами со стороны. Издалека.
Она не была благодушно-показной и нарочито щедрой. Она была экономной. Бережливой. Не баловала бесконечным разнообразием заморских благ. Предпочитала своё, домашнее. Но иногда вдруг нечаянно дарила американские фильмы, французские духи, немецкие ботинки или финские куртки. Нечасто и немного. Зато все они были отменного качества — и кинокартины, и одежда, и косметика, и детские игрушки. Как и положено быть подаркам, сделанным близкими людьми
Мы дрались за ними в очереди. Шумно и совсем по-детски восхищались. А она вздыхала. Молча. Она не могла дать больше. И потому молчала. И снова работала. Строила. Возводила. Запускала. Изобретала. И кормила. И учила.
Нам не хватало. И мы роптали. Избалованные дети, ещё не знающие горя. Мы ворчали, мы жаловались. Мы были недовольны. Нам было мало.
И однажды мы возмутились. Громко. Всерьёз.
Она не удивилась. Она всё понимала. И потому ничего не сказала. Тяжело вздохнула и ушла. Совсем. Навсегда.
Она не обиделась. За свою долгую трудную жизнь она ко всему привыкла.
Она не была идеальной и сама это понимала. Она была живой и потому ошибалась. Иногда серьёзно. Но чаще трагически. В нашу пользу. Она просто слишком любила нас. Хотя и старалась особенно это не показывать. Она слишком хорошо думала о нас. Лучше, чем мы были на самом деле. И берегла нас, как могла. От всего дурного. Мы думали, что мы выросли давно. Мы были уверены что вполне проживём без её заботы и без её присмотра.
Мы были уверены в этом. Мы ошибались. А она — нет.
Она оказалась права и на этот раз. Как и почти всегда. Но, выслушав наши упрёки, спорить не стала.
И ушла. Не выстрелив. Не пролив крови. Не хлопнув дверью. Не оскорбив нас на прощанье. Ушла, оставив нас жить так, как мы хотели тогда.
Вот так и живём с тех пор.
Зато теперь мы знаем всё. И что такое изобилие. И что такое горе. Вдоволь.
Счастливы мы?
Не знаю.
Но точно знаю, какие слова многие из нас так и не сказали ей тогда.
Мы заплатили сполна за своё подростковое нахальство. Теперь мы поняли всё, чего никак не могли осознать незрелым умом в те годы нашего безмятежного избалованного детства.
Спасибо тебе! Не поминай нас плохо. И прости. За всё!
Советская Родина.»
–—–——
М.Жванецкий

(no subject)

Первое сентября. Седьмой класс. Мой Игорь самый высокий, хоть и не самый старший. В отличие от детей многих моих друзей с Украины, не потерял возможность учится в школе на родном языке